ЗА УРОКОМ — МОТИВ НАШИХ ДНЕЙ


Дата публикации: 3 сентября 2020

Вполне естественно, что эта сентябрьская колонка посвящена «школьной» и вообще — образовательной теме. Никто не знает, как оно сложится в жизни, но традиционно сентябрь мы связываем именно с ней. В любом случае и здесь живопись может дать возможность понять какие-то существенные вещи, не укладывающиеся в новый для нас режим карантинного онлайн-образования. Ему уделяет внимание не живопись, а интернет и всевозможные образовательные платформы, не говоря уже о графических меммах и живых фотокартинках.
Для живописи эта тема выросла из темы «детства» — мотива устоявшегося, широко распространенного в изобразительном искусстве рубежа 19-20 вв. Его пластическое решение стилистически прошло большой путь — от неосентиментализма, бидермейра, жанровой реалистической живописи до неоимпрессионизма, экспрессионизма, дадаизма, включая поставангардистскую геометрическую традицию и соцреализм.
Школьная же тема, вписанная в этот круг образов, немного выпадает из изобразительной философии детства. Она не мыслит ребенка как «маленького взрослого» — детство, отрочество не рассматривает как нечто «наивное», «чистое, вечное» и даже «вечно молодое», словом, — как нечто, что принадлежит иному миру как бы перевернутой взрослости. Здесь ребенок, школьник и студент, — символ взросления, обучения, становления и острой социализации.
Изобразительность трактует тему «Урока» процессуально, динамично и, можно сказать, остро натурно. Преимущественно жанровые формы, они реализуют мотив в несколько стереотипичной и традиционалистски-академичной манере.
Иногда это «типичный» образ, вкладывающийся в условно портретный жанр, но чаще всего это сцена. За примерами ходить далеко не надо — Богданов-Бельский, Маковский, Пластов, Решетников, Лактионов, Хаимов, Барабанщиков в русском искусстве, Яблонская, Григорьев, мастера послевоенных лет в украинском. Их образы школьного детства и студенческого отрочества едва ли сохраняют таинственный символизм «невинности и начального жизненного движения», свойственный символизму и модерну начала века.
Не уподобить их масштабным образам ни Серова, Петрова-Водкина, Голубкиной, Матвеева и других крупных мастеров, и все же устойчивая иконографичность у этих воплощениях темы есть.
Самая известная и, по-видимому, ранняя работа в украинском искусстве — картина С. Костенко «За уроком» (1891, НХМУ). В ней есть то, что кардинально будет отличаться от штампов соцреализма в дальнейшем — отчетливый психологизм и учебная темпоральность. С. Костенко, в свое время бывший учителем рисования в школе Н. Мурашко, писал небольшие жанровые сцены из городской жизни, детские образы. Один из них — названная работа. Вытянутая про горизонтали, усиленная осевым диагональным решением, она как бы утверждает саму процессуальность обучения, но акцент делает на другом — на тонко подмеченном детским психологизмом и разностью восприятия ребенком процесса обучения, разным отношением к уроку и предмету учебы. Здесь есть все, что войдет со временем в устойчивую иконографию жанра — пространство класса, предмет изучения, ребенок, сам процесс учебы. Но — не забудем, что это именно урок рисования — обостряется даже не столько образность детства, сколько характер восприятия процесса обучения. С. Костенко пишет не трех мальчиков, а учебу как она есть, поэтому пространство практически не разработано, обобщено, ребенок нарочно противопоставлен тому, что он должен освоить и развить у себя в процессе учебы. По силе эмоциональности (увы, но достаточно традиционно в плане живописи) эта работа не уступит лучшим картинам европейских, украинских, русских жанристов рубежа веков.
Другое дело — занятие школьной (шире — детской) темой художников СССР (30-60-е гг.), для которых она стала своеобразным уходом в «безопасный» бытовизм (как об этом пишут В. Турчин и М. Герман), вне героизации воинов, ученых, спортсменов и героев соцтруда. Правда, «Будущие летчики» А. Дейнеки столь удачно выпали из какого-либо внятного стиля, переняв эхо модерных студий 10-20-х гг., и не вписались в жесткий канон социалистического реализма. Можно с уверенностью сказать, что они вполне бы могли быть писаны и в наше время, — ну, скажем, как символ детства на карантине или онлайн-учебы, т. е. сравнительно независимых фантазий о ней.
Но и здесь налицо опыт мифотворчества детства, как и все работы, писанные в этом жанре. Хрестоматийные «Опять двойка» (1952), как и его же «Прибыл на каникулы» (1948), Ф. Решетникова — символ удачного приспособления современной на тот момент темы к предшествующему опыту (передвижничества), с очевидной сюжетной основой, для которой и стиль подбирать не нужно — все расставлено на свои места так, как это делали старые мастера. Визуальная цитация очевидна, но все-таки «схема» репинского холста «Не ждали» уточнена — главным для Решетникова стала не живопись как таковая, а воплощение суммы эмоциональных реакций встречающих мальчика близких. Как и в «Побывке», здесь художник использует прием «картины в картине» — в «Побывке» это «Три богатыря», в «Двойке» — автоцитация, та самая работа 1948 г. Самое любопытное, что нерадивость ученика сегодня уходит на второй план, а вот реакция собаки, матери, сестренки и братика воспринимаются как хорошо темперированная шкала эмоционального восприятия успехов или неуспехов процесса образования.
Образ студента всегда сдержан и почти героичен, в нем не сквозит мальчишеская беззаботность. Чаще всего он передан в группе, за книгой или выполнением задания, иногда в творческом и дружеском общении, но чаще в некоем внутреннем сосредоточении и медитации, передавшемся и его товарищам, и стенам, где протекает его студенческая жизнь. Портрет теряет «типические черты» и статус документа эпохи, приобретая более эмоциональный и индивидуализированный характер.
И все же лучшим воплощением этой темы в наши дни — «Утро» Т. Н. Яблонской (1954), подлинный шедевр советского и украинского искусства.
Здесь сочный и выразительный язык живописи совместил все — детство, повседневную жизнь, пространство жилища, молодость и здоровье, столь необходимые в любой период учебы, в каком бы мы ни находились.
Желательно офф-лайн!
Олег Коваль

Так же на KharkovInform: