ВЫСТАВОЧНОЕ ПАРАДИГМАТИЧЕСКОЕ


Дата публикации: 2 января 2021

 

Художественная критика всегда говорит о современности, но далеко заглядывает в будущее. Особенно, если она опирается не просто на определенные черты искусства актуальных художников, а на выставочную парадигматику. В конце концов — в сухом остатке всегда остается перечень экспозиций.

Прежде всего потому, что этот словарь впечатлений — след восприятия живого искусства. И потому, что это надежный барометр состояния художественной жизни города, в вихрь которой все мы так или иначе оказываемся вовлеченными. «Критика есть искусство зрителя. Это художественная эмоция, обусловленная художественным зрением. Она объективна изучением материала и субъективна его восприятием; первое — есть ее начало, второе — ее финал», — писал об этом Абрам Эфрос.

Можно выстраивать перечень выставочных событий по ранжиру, а можно лишь по календарному принципу. Мы свой перечень главных, на наш взгляд, выставочных событий уходящего года построим иначе — по принципу стилистических и смысловых трансформаций, уходящими своими корнями в материал и в ауру произведения искусства.

Начнём с совместного проекта Жанетты Соловьевой и Алены Кудиновой «Сосуд». Ею вообще-то открылся весь выставочный год, хотя и не только по этой причине ее можно считать знаковой. Давно задуманная, она осуществилась как совместный проект известных художниц — керамиста и графика, мастера шелкографии. Это женский проект, совместивший тонкий вкус, мастерство и культ формы одной и одаренность, широту творческой фантазии другой. Мягкие, округлые формы поливной, надглазурной керамики и графическая заостренность художественного тропа слились воедино, чтобы показать пределы цветовой и пластической гармонии вкупе с графическим совершенством. Выставка «Сосуды» стала праздником для глаза, рук и ума, предваряя тот синтетизм форм и материала, к которому в недалеком будущем придет современное искусство.

Скульптурный «Винегрет», собранный А. Ридным, действительно показал широкий диапазон харьковской скульптуры, представив ее как одну из самых сильных и разнообразных художественных школ Украины. Занятная и даже забавная расстановка объектов не помешала вглядеться в тенденции стилеобразования и работы с материалом, которой эта школа так знаменита.  

Дерево, металл, шамот, глина, стекло, гипс, — да практически любой известный материал, с которым работает скульптура, — были обращены к культурным и социальным смыслам, умело претворяя их в причудливые трансформации объемов и граней стыкуемых плоскостей, несущих на себе всю полноту differentia specifica постмодерна.

Проект А. Есюнина «Мцыри» и масштабная экспозиция А. Животкова «Держись корней» — открытый дискурс творчества. Живопись и графика Есюнина и «живописные тектоформы» Животкова — демонстрация предела, к которому может прийти тот и другой вид искусства. Из живописи Есюнин выжимает практически все элементы ее языка: цвет, массу, форму, светлотность тона, сюжет, декоративизм, превращая этот вид искусства в самоописывающуюся систему, наподобие естественного языка, чей состав «лексических единиц» кажется неисчерпаемым. Не менее парадоксальным стал проект Сергея Уварова «Monarchy hippy end», показанный в выставочном зале ХХМ. Своеобразный «арт-брют», вместивший в себя и живопись, и графику, и скульптуру, соединивший в себе новый примитивизм, причудливую фантазийность и полемический задор художника, стал своеобычным итогом определенного периода развития творчества этого креатора образов и значений. Социальная острота, виртуозность абсурдизма, проникшего в как бы традиционные виды изобразительности, — все стало экспериментом и наглядным способом демонстрации стилистического эклектизма. Это искусство, уходящее за его классические пределы, тем и интересно.

«Графика в Харькове» — обратный процесс. В более чем 200-х работах, экспонируемых в Доме художника, зритель смог приобщиться ко всем видам и техникам графики, осознать и увидеть ее высокий уровень, попробовать своими руками выполнить образец печатной графики в станковизме, осознать высоту метафорических откровений, превращающих графический лист в событие, а линии, штрихи и пятна в знак, в том числе и знак проективного мышления творца.

Удачным и необычайно интересным стал проект «Дюрер: парафразы». Ознаменовавший юбилей «Дома Нюрнберга» и 30-летие побратимства Харькова и Нюрнберга, он вышел за музейные рамки, хотя и был обращен к музейному искусству — гравюре А. Дюрера «Прогулка», жемчужине ХХМ. Проект-размышление, проект-исповедь, проект-интерпретация. Это не просто «диалог со старыми мастерами», — это способ объективировать сам принцип пластического мышления. Показать его в действии. Своего рода — семиотический эксперимент. И он удался.

Грандиозная по масштабу сделанного и приуроченная к 75-му юбилею художника, выставка О. Малеванного еще раз подтвердила его статус классика современной фотографии, чье значение «в полный рост» начали осознавать только сейчас, хотя некоторые знали об этом давно. Несмотря на ретроспективность экспозиций (особенно «Опережая время»), Олег убедительно продемонстрировал, что такое художественный поиск и в чем действительно состоит своеобразие языка художественной фотографии. Полижанровость, умелая и творческая работа с цветом, неожиданные ракурсы и причуды композиции ясно дают понять, чего стоит О. Малеванный в фотографии. А стоит он многого.

Выставка Н. Коломийца с его гротескными и сексуализированными женскими образами — это как «Авиньенские девицы» Пикассо: за внешней небрежностью, живописной натуралистичностью, гендерной социализацией стоит выверенный рисунок и отточенное чувство монументализации образа. Работая с подсознательным, Коломиец его освобождает от диспозитива сексуальности, переведя ее в статус объекта художественной рефлексии.

И наконец — юбилейная и мемориальная выставка В. Н. Куликова, вновь обращенная к методу, тематике и топике женских, пейзажных и социальных сем этого гениального мастера. Выставка из цикла «Сохраним наследие Куликова» итожит «формулу художника», но одновременно и открывает молодым новые перспективы поиска — в области формы, в области рисунка, техники и творческой свободы, воплощением которой был этот художник.

Год, несмотря на пандемию, все эти карантины и ограничения дистанций, не помешал общению зрителя с современным и актуальным искусством. Выставочная парадигма оказалась на удивление богатой и щедрой на творческие откровения. Поиски в области новых форм оказывается не умервшляют классические формы визуальности, а лишь оживляют их, растворяя в открытом пространстве стиля. А он, как известно, — внушает!

Уверен, что и 2021 год в этом смысле не обманет наших ожиданий.

Олег Коваль

Так же на KharkovInform: