Страдающее Средневековье: от великого до смешного…


Дата публикации: 1 июля 2020

 

Мир Средневековья полон загадок, и дать верный ответ на них под силу немногим. При этом Средние века, как правило, мифологизированные, в течение всех последующих эпох не сходили со сцены мировой культуры. От интеллектуальных высот медиевализма и теорий Нового Средневековья до более массовых форм мировой литературы и кинематографа. Романы Вальтера Скотта, «Декамерон» Пазолини и «Седьмая печать» Бергмана, книга-фильм «Властелин колец» и сериал «Игра престолов», анимация, комиксы, компьютерные игры внесли свою лепту в процесс непрерывного возвращения полулегендарных королей, благородных рыцарей, прекрасных дам, хитроумных святых отцов.

Рождение медиа-ресурса «Страдающее Средневековье» больше похоже на легенду. Тогдашние студенты Константин Мефтахудинов и Юрий Сапрыкин вдохновились лекциями по истории Средних веков, где услышали комментарий преподавателя: «Посмотрите, как они все страдают!». Отправной точкой стало ощущение тотального «страдания», пронизывающего все средневековое искусство. Самодеятельность, народное творчество, студенческий фольклор канализировались в паблик в социальной сети, где из-под спуда веков извлекаются море скабрезностей и океан того, что обозначено «страданием» — все эти инквизиторы и еретики, чумные доктора и прокаженные, дурацкие колпаки, а также обилие чудовищных атрибутов мучений святых. В зловещих образах с готических порталов видят что-то свое, неожиданно актуальное, всегда провокационное — скабрезно-эпатажное или политически хлесткое. Молодые медиевисты упоенно комментируют, дешифруют мемы с сюжетами христианской иконографии, например, святого собеседования, взвешивания души, заклинания аспида. И дело вовсе не в конфликте сакрального и профанного, напротив, до некоторой степени мифом оказывается возвышенно-духовная природа средневекового искусства.

Собственно иллюстрирование моральных принципов отнюдь не противоречит новому смыслу. Подобно своеобразию средневековых трактовок сюжетов античности пользователи «Страдающего Средневековья» обыгрывают сходство заветных изображений с текущей повседневностью. Активно рефлексируя, например, нынешнюю пандемию, обыгрывая характерные приметы карантина — изоляцию, маски. Таким образом, специфическое понимание мира тогдашних людей сливается с мироощущением нынешнего обывателя.

Выбранное изображение по типу комиксов или карикатур дополняют фразой или диалогом. В меру остроумия и фантазии герои старинных манускриптов, не особенно подбирая выражения, говорят о современности. С античной вазописью, византийской иконописью, персидской миниатюрой, китайским лаком, японской гравюрой мирно сосуществуют многочисленные вариации на темы европейского Средневековья.

Виртуальная тусовка историков спустя время выросла в массовое движение, существующее во всех соцсетях с поправкой на аудиторию. Общее число подписчиков превышает полмиллиона! Не секрет, что стремительный успех отчасти спровоцировало сочувственное внимание СМИ. Даже обвинение в оскорблении чувств верующих оборачивается в пиар. Средневековье стало «вирусной темой» (удивительная игра слов!), а отдельные персонажи получили самостоятельную жизнь. Достигнутым грех было не воспользоваться. Теперь это коммерческо-просветительский проект, имеющий свой мерч: реклама интегрирована в общую концепцию. Инициированный «Страдающим Средневековьем» одноименный нон-фикшн С. Зотова, М. Майзульса и Д. Харман вызвал неожиданный всплеск интереса к эпохе, появление новейших исследований и переиздание классических работ. Поколение, воспитанное во многом вне «бумажного» чтения, фетишизировало книгу и само слово «Средневековье». Следующим этапом стала настольная игра по мотивам мемов, основной принцип которой всеобщее страдание и смерть, а джокер в этой колоде — бубонная чума. Декаданс? Черный юмор? Скорее следование бренду!

Викентий Пухарев

Так же на KharkovInform: