НЕЗАБЫТОЕ И НЕЗАБЫВАЕМОЕ


Дата публикации: 7 декабря 2020

 

Как зрительно почувствовать разницу между синонимами «незабытое» и «незабываемое», лингвистически порой не различаемыми? Надо просто прийти в залы Харьковского художественного музея, где с 7 декабря разворачивается традиционная выставка «Незабуті імена земляків»!

Украинский язык в данном случае вообще создает семантическую интригу — «Незабуті» вместо «Незабутні», предлагая зрителю ассоциативно поиграть в анаграммы, акцентируя внимание именно на длительность и процессуальность деятельности музы памяти, Мнемозины.

Анаграммами становится сам визуальный ряд работ, на этот раз посвященный уникальным именам выдающихся мастеров живописи и графики, сыгравших весомую роль в становлении харьковской художественной школы и профессионального образования, сложившегося на ее основе.

Имен этих пять: М. С. Самокиш, М. С. Федоров, В. Ф. Мироненко, М. Г. Безнощенко-Лучковская, В. А. Панов. Каждый уникален в своем роде и каждый стал своеобычным знаком художественного мастерства высокой пробы.

Титаном смотрится сегодня украинский живописец-баталист, график, мастер анималистического жанра Николай Семенович Самокиш. Ученик Б. Виллевальде и П. Чистякова, он с 1936-1938 по 1941 гг. Преподавал в Харьковском художественном институте, в его мастерской батально-исторического жанра, а до того (в 1886-1889 гг.) в Париже, в студии Детайля. Выдающийся рисовальщик, мастер композиции, он на тот период времени был единственным из педагогов, кто имел звание академика.

Из его мастерской вышли уникальные мастера живописи: «острый Н. Ашихман, вдумчивые Н. Слипченко, Л. Фитилев, серьезный Г. Бодорацкий, увлекающиеся В. Яценко и Л. Чернов», по слову бывшего ректора ХХПИ С. Беседина. К этому ряду имен стоит добавить еще несколько: Ю. Балановский, Я. Басов, С. Беседин, К. Трохименко, А. Нагай, А. Кривонос — они тоже «незабуті».

Глядя на «Поход запорожцев на Крым» 1930 г. или на «Бой за флаг. Атака» 1922 г. чувствуешь мощь, силу, энергию пластических масс и тот порядок формы, который вырастает из клубящейся и вихреобразной композиции фигур, облагороженной сдержанным колоритом и сильным, уверенным рисунком. Но репутация мастера живописи складывалась не только за счет батальных сцен и анималистики. М. С. Самокиш тонкий знаток и мастер украинской орнаментики. Вместе с С. Васильковским создал и сегодня уникальные, незаменимые альбомы «З української старовини» (1900), «Мотиви українського орнаменту» (1912), участвовал в росписи здания Полтавского земства, ряда модерных росписей приватных зданий Харькова, одну из которых удалось  не только отстоять, но и восстановить в ее аутентичности. В октябрьские и ноябрьские дни наш город отметил юбилей выдающегося мастера (род. 13(25) 10. 1860 г).

Митрофан Семенович Федоров — украинский и российский живописец, основатель харьковской художественной школы и системы профессионального образования в Украине и Харькове, один из лучших учеников  И. Е. Репина, академик Академии художеств Санкт-Петербурга. Один из организаторов и преподаватель Харьковского художественного училища (1902-1912).

Воспитал не просто выдающихся мастеров, а образцовых художников в сфере живописи и графики: В. Аверина, М. Бланка, Н. Слипченко, Г. Томенко, М. Фрадкина. Его «Юродивая» (1901, музей ХДАДМ) и сегодня завораживает динамичной композицией, мастерским рисунком, небывалой для историко-бытового жанра экспрессией и точным колоритом. «Лунная ночь на Донбассе» (1933), «Осенний этюд», «В парке» (1940), портреты, работы жанрового характера демонстрируют широкий диапазон возможностей художника и его строгий подход к созданию целостного и выразительного живописного полотна.

Начиная с 1940-х по 1960-е гг. расцветает и неизменно крепнет талант выдающегося графика Василия Фёдоровича Мироненко, художника великого и неповторимого таланта. Блестящий график, он усовершенствовал технику цветного офорта, развил графические возможности пейзажного жанра, способствовал становлению харьковской графической школы, по-новому осмыслившей выразительность графических средств для передачи сложных, метафорических образов. Излюбленные жанры художника — городской и сельский пейзаж. Глубина чувств, острота видения, проникновенное ощущение состояний природы и многосмысленное понимание пейзажного образа свойственны сельским пейзажам В. Ф. Мироненко. Самобытное, порой интимное, а порой обобщенное с силой реалистической типизации воплощение образов природы, свойственное технике  и мастерству харьковского графика, позволяет считать его исключительным и необычайно смелым мастером, чье имя никогда не исчезнет из активной культурной памяти наших современников и их потомков. Серия офортов «Украинские пейзажи» (1936-1941), «Украина» (1941-1943), «Харьков» (1944-1950), графические травелинги «По Болгарии», «По Италии» (1956-1960 гг.) — надежное тому свидетельство.

Близок к лирическому воплощению образов родного города и Вячеслав Алексеевич Панов. За внешне неприхотливыми композициями пейзажного урбанистического жанра стоит острая наблюдательность, выразительность колористического дарования и твердое знание формы.

Совершенно уникальной видится фигура Марии Георгиевны Безнощенко-Лучковской, видного художника и преподавателя харьковской «Репинки» (ДХШ № 1), директора «Музея частных коллекций», писателя, математика, педагога. Когда-то именно о ее работах «Девушка с зеленими коленками» (1976) и «Портрет Тани Тимофеевой» (1976) Т. Н. Яблонская на всеукраинской выставке преподавателей художественных школ сказала: «Вот так надо писать!».

И действительно: острая в форме, ни на кого из мастеров харьковской школы не похожая, самобытная в технике и выборе выразительных средств, философски и символистски ориентированная в трактовке содержания, художница создала свой, уникальный вариант живописи, и сегодня восхищающий зрителя новизной подхода к решению сложных живописных и содержательных задач. Сложные и колористически  резкие чернобыльские пейзажи, знаковые в форме и образе картины фантазийного, символического плана, портреты художницы создают новую и своеобычную живописную  и графическую культуру Харькова 70-х–2000-х гг. Как педагог воспитала много талантливых художников, среди которых знакомые имена О. Лазаренко, О. Омельченко, Р. Оруджева, Е. Мирошниченко, Л. Захарчук. «Чаще всего, — вспоминает о ней супруг и коллега, коллекционер И. Я. Лучковский, — она писала портреты и композиции по памяти, используя свои оригинальные технологии. Название своїм произведениям Мария давала, вкладывая в них свое, сокровенное, например: «Ожидание», «Исповедь», «Молчание», «Белые ночи», «Будни земные».

Конечно, в наши «будни земные» много что вписывается, но есть надежда, что эта выставка точно  уж изменит вектор их восприятия, внося в модальность нашего жизнечувствия пафос прекрасного, возвышенного, самобытного и так необходимого нам сегодня художественного видения.

Олег Коваль

Так же на KharkovInform: