Литературный музей


Дата публикации: 14 Февраль 2012
litra1

Иду по Пушкинской, сворачиваю на Фрунзе и останавливаюсь под домом №6, где живет Харьковский литературный музей. Открыв дверь, еще раз понимаю, как важно для современного человека с сумасшедшим ритмом жизни иногда открывать такие вот двери в историю. Это дает гораздо больше энергии и сил, чем получасовой сон или кофе-брейк.

Первый этаж литературного музея встречает меня экспозицией «Григорий Сковорода. Путешествие за счастьем». Сразу бросается в глаза маленькое пространство музея, узкие коридорчики и тесные комнатки, при этом удивляет, что каждая стена участвует в экспозиции: даже коридор расписан вручную сценами из басней Сковороды, а также изображениями, которые символизируют суетливый мир.

- В этой экспозиции на самом деле мало экспонатов, — говорит Татьяна Михайловна Трофименко, зам. директора по научной работе,- больше внимания мы уделили оформлению.
- А как же эти книги?- указываю я на красивейшие издания.
- Это не оригиналы, а муляжи, сделанные настолько мастерски, что сложно догадаться, что это не оригинал! Это идея Татьяны Пилипчук, воплощенная художницей Екатериной Ткаченко и дизайнером Анной Соколовой. Они специально ездили в киевский Институт литературы, фотографировали рукописи, книги, письма Сковороды, чтобы потом воссоздать их до мельчайших деталей.

Экспозиция, посвященная Сковороде, делится на несколько залов, каждый из которых отражает определенный этап жизни философа-путешественника. И главное тут как раз не экспонаты, а интересные дизайнерские решения, которые и должны вовлечь посетителей в интерактивную игру. Например, аллюзия на древо познания добра и зла с цитатами Сковороды, которое призвано заставить посетителя поразмышлять
над основными постулатами философии Сковороды: видеть не только внешнюю оболочку, но и внутренний мир, не только материальное, но и духовное, искать Бога и счастье внутри себя.

Переходя из зала в зал, я начинаю осознавать, что ценность литературного музея даже не в его коллекции, а в том, как оригинально и творчески его сотрудники подходят к общеизвестным фактам. В одном из залов, посвященных путешествиям Сковороды, Татьяна Михайловна выключает свет – и мы оказываемся под звездным небом!

- Звездное небо символизирует не только странствия Сковороды, но и его современника – философа Иммануила Канта, — объясняет Татьяна Михайловна. – Он говорил про две вещи, которые имеют для него значение: моральный императив в середине него и звездное небо над ним.

Мы переходим в следующий зал, в котором переливается всеми цветами радуги символический фонтан. Он завершает экспозицию и показывает ту высоту духовности, на которую может подняться человек. Татьяна Михайловна приглашает подняться на второй этаж, а тем временем мы продолжаем диалог.

- Какие экспонаты находятся в основе коллекции литературного музея?
- Ядро нашей коллекции – это архив писателя Ивана Днепровского, который на протяжении многих лет под страхом смерти и ареста хранила его жена Мария Пылынская. Множество уникальных документов из этого архива нам передал ее сын. Среди них: книги с автографами, рукописи, фотографии, письма Хвыльового, Кулиша, Тичины, Сосюры, Свидзинского, Вишни, Йогансена и многих других. У нас собраны самые интересные экспонаты, которые характеризуют насыщенную литературную жизнь Харькова в 20-х-30-х годах прошлого века. Многие из них до сих приносят внуки и правнуки писателей.
- Я так понимаю, что в музее экспонируется только малая часть фонда…
- Да, как видите, помещение у нас очень маленькое. В целом в нашем фонде около 40 тысяч экспонатов, из которых на выставке представлено меньше тысячи… Хотелось бы показывать больше, но пока приходится максимально функционально использовать ту небольшую площадь, которая у нас есть.

На втором этаже меня встречает Татьяна Пилипчук – заведующая научно-экспозиционным отделом и рассказывает мне об экспозиции «Апокриф. Тексты и судьбы украинских писателей XX века»:

- Мы начинаем выставку с 1889 года, когда французы решили удивить весь мир и построить Эйфелеву башню. До этих пор все высокие сооружения имели сакральный смысл: это была попытка связать человека с Абсолютом. А для французов башня была лишь памятником научно-технического прогресса. Для нас Эйфелева башня стала метафорой нового мировоззрения, а именно модернистской философии. Мы помним, чем закончилось строительство Вавилонской башни: люди перестали понимать друг друга и начали говорить на разных языках. Мы ставим вопрос: нашли ли люди общий язык в 20 веке? Какая роль литературы в воссоединении людей? Какая роль литературы в обществе? Заканчивается выставка 11м сентября 2001 года, когда в результате теракта были разрушены американские башни-близнецы…

После глубокомысленного вступления мы делаем шаг в украинскую литературу прошлого века, знакомимся с выдающимися украинскими модернистами, авангардистами, их уникальными изданиями. Перед глазами возникает другой Харьков – живой, бурлящий, мыслящий. Вот 1913 год: футуристы Маяковский, Бурлюк, Каменский будоражат Харьков и поднимают с ног на голову его творческую элиту! А вот Вертинский посещает знаменитое кафе-кабаре «Дом Артиста» по улице Сумской 17! С горящими глазами в Харьков съезжаются талантливые люди, устраиваются подпольные литературные собрания, всеми движет единая идея…

- Смотрите, это уникальное издание «Симафор у майбутнє», — продолжает экскурсию Татьяна Пилипчук, — вот редакционный экземпляр журнала «Червоний шлях». Это поэма Слисаренко с оформлением Ника Бажана. Да, да, известный нам Николай Бажан начинал как футурист Ник Бажан! А здесь одна из самых интересных футуристических обложек в мире – обложка октябрьского сборника пан-футуристов, оформленная Ниной Генке-Меллер.

Постепенно мы переходим в узкий коридор с ультрафиолетовым освещением, на стенах которого развешаны черно-белые силуэты. Становится жутковато…

- Эта комната посвящена арестованным и расстрелянным писателям, имена которых хотели стереть с нашей исторической памяти – объясняет Татьяна.

Заканчиваем экскурсию в маленьком зале, который посвящен современной литературе. Здесь находится старинный диван из квартиры Марии Пылынской, на котором когда-то сидели классики украинской литературы, а сегодня время от времени на него присаживаются современные писатели. Татьяна Михайловна надеется, что в будущем в этом зале будут проходить литературные встречи.

Возвращаюсь на Пушкинскую. Харьков снова такой же, каким был два часа назад, но в душе все-таки начинает просыпаться гордость за тот, другой Харьков – живой, бурлящий, мыслящий.

Текст: Ольга Завада

Так же на KharkovInform: