И хочет, и может: о жизни в искусстве Жаннеты Соловьевой


Дата публикации: 11 января 2017

…Имя этой художницы давно уже неотделимо от образа нашего города, к созданию которого она тоже приложила и руку, и сердце, и свой талант мастера керамики. И речь даже не в оформленных интерьерах Дворца бракосочетаний в Харькове, станции метро «Пушкинская», детских садов и другие общественные зданий, хотя, безусловно, и в них тоже. Просто выставки Жаннетты Соловьевой – очередная, «Хочу и могу!» открыта в Муниципальной галерее – это ведь только «отчетная» часть ее творчества, а все остальное – скрыто в ежедневной жизни в искусстве.

Во-первых, она единственная из харьковских художников, которая не «работает», а «живет» в своей мастерской – с мебелью, собаками, слонами на полках и столах, массой интереснейшей антикварной мелочи, на которую не раз крупно зарились грабители, обнося полуподвальное жилье мастера. Но жизнь ведь такая штука, что все равно обрастает новым художественным материалом, работой, поездками, путешествиями, выставками. Главное, что «хочу и могу», этот безусловный лозунг и кредо автора выставки, отражает ее собственное мировоззрение. Которое, будучи замечательно архаичным по своей природе (словно материал предыдущих выставок вроде «Сначала была глина»), остается на удивление современным в своей «скульптурной» пластичности.

С Жаннетой Соловьевой, признаться, всегда так, она открыта и городу, и миру, и новым веяньям и тенденциям, причем задолго до их «официального» воплощения в жизнь. Стихи в метро? Граффити на стенах? Все это давно у нее было, правда, в рамках дозволенного тем же официозом формата воплощения. И речь, конечно, об оформлении станции метро «Пушкинская» с ее строфами, вензелями, романтическими профилями. «Это так давно было, что я уже и не помню. Я делала их с мужем. Выбирали сами стихи. Когда человеку лишний раз напомнить самые прекрасные стихи на свете — это ж не помешает. Ну а соответственно к этим стихам — сюжет», — вспоминает автор выставки.

Таким образом, ни смерти поэзии, ни ступора идей, ни прочего болота конформизма, куда порой затягивает нашу добрую харьковскую гвардию художников, для Жаннеты Соловьевой попросту не существует. Помнится, писалось в ее альбом предисловием несколько слов, озаглавленных «Сон материи», и что? Ведь даже если это сон, прерываемый вспышками выставок – а именно в таком концептуально-метафорическом ключе живет творчество автора «Хочу и могу!» — то ведь что случается после сна? Правильно, пробуждение: идей, желания, умения и главное – безудержной фантазии, в которых Пушкину не тесно со слонами, собаками и прочей декоративно-прикладной составляющей нашей «харьковской» жизни.

 

 

Игорь Бондарь-Терещенко

Так же на KharkovInform: