ГАМЛЕТ НА ВСЕ ВРЕМЕНА ПРОЕКТ ГАМЛЕТА ЗИНЬКОВСКОГО «3652019» В YERMILOVCENTRE


Дата публикации: 3 февраля 2020

Творческая практика стрит-артиста Гамлета Зиньковского давно переросла традиционные видовые и жанровые формы искусства, плавно перекочевав в сферу изобразительной вербальности и личной рефлексии, индивидуальной пиктографии, ставшей общественным достоянием. Проект «3652019», открывшийся в январе 2020-го в ЦСИ «ЕрмиловЦентр» и продлившийся до февраля — яркое тому подтверждение.
Мыслеформы, переведенные в формат графического листа и еще сохраняющие тепло и протяженность стенописи, становятся графическим дневником-ежедневником, в котором острое, иногда случайное и избирательное наблюдение факта повседневной жизни становится едва ли не универсальной формулой вербально-графической фиксации своих наглядных впечатлений об окружающем мире. Они становятся наглядным изобразительным целым, где слово и изображение пребывают в единстве.
Текст в экспонированных работах не врезается в графический изобразительный ряд, а словно становится его структурным костяком, одновременно раскрывающим и смысл показанного (в общем-то, простой), и его изобразительный синтаксис, композицию и пластику. Тем более, что техника здесь универсальна и фундаментальна — карандаш, графитный рисунок, неизменно ассоциирующийся с опытом рисовальческого академизма (Гамлет намеренно упрощает форму изображаемых предметов, но сохраняет их предельную узнаваемость), и самоценного графического эксперимента. Афоризм и картинка: в этой связке мелькает вся сумма личностных впечатлений художника, понятная всем и одновременно глубоко самоценная. Однако такая стратегия скрывает в себе традицию, более фундаментальную, чем просто почеркушки-наблюдения и карандашные наброски: как и в стрит-арте, здесь доминирует «рукописное» и «телесное», ставшее текстуальным, в генезисе которого практика исторического авангарда, и сюрреалистические фантазии Магритта, и современный бук-арт.
Кстати сказать, именно с ними и связан непосредственный источник гамлетового ежедневного самодисциплинированного рисования: это проект П. Макова 2013 года, состоявший также из 365 рисунков и тоже предельно текстоцентричен. Сам же Гамлет превратил свои ежедневные графические медитации не в дневник, а в длящийся процесс самоанализа художника, начав экспонировать найденные графические решения еще в 2013 г. и продолжив это и в 2015, и в 2017 и вот в 2019-м. Автор планирует продолжать все это делать ну хотя бы до 2030-х гг.
Образ графического предмета — не факта жизни, а размышления о нем — подчинен принципу лингвистической амплификации, что в связке на листе выглядит и просто, и сложно: мысль и ее графическая символика, обычно работающая как метонимия, по принципу «часть\целое», «предмет\смысл», но часто полная метафорических откровений. Так идея жизненного пути и поиска себя («Іду собі — від себе до себе»), графически маркируется парафразой вангоговских ботинок, но с несколько сниженным смыслом, образ наносного и лишнего, что ассоциируется с пылью жизни, откликается эхом лицевых предметов гигиены (острая бритва, напр.), которые и обнажают телесное начало в опыте плоскостной и линейной мыслефиксации художника.
Хоть сам Гамлет и настаивает на процессуальном характере работы, мне кажется, она сродни поэтической строке, рожденной мгновенно.
Но удивляет само желание обнаружить потаенное и сделать его предметом всеобщего наблюдения. Это не пластический эксгибиционизм, а приглашение к соразмышлению.
Увеличенный формат работ, близкий к А5, в отличие от выставки в «Муницепалке» 2013г. «Полароиды. Дневник», подсказан экспозиционным пространством «ЕрмиловЦентра», способствующим монументализации рисовальческой рефлексии художника.
И в этом есть сложность. Графика интимна и требует близкого расстояния, но зрителю нравятся ребусы, растянутые на всю стену, и он их с удовольствием разглядывает. Работы разместились в один ряд, фризово, с расстоянием между ними более свободным, чем прежде, в 11,4 см. Но эта лента графических и вербальных афоризмов, растянувшаяся на два этажа и привлекшая при открытии выставки внимание сотен людей, кажется нескончаемой. Значит, сама графическая формула размышлений Гамлета требует выведения ее из личного пространства в общественное и такого предельного обобщения графической формы, которое и состоялось. Лингвистически оформленная мысль и линейная пиктограмма не соревнуются за первенство в пределах листа, стараясь находиться в равновесии. Ассоциативная связь должна быть ясна сразу и усвоена со всей наглядностью.
Главное, чтобы, как говаривали древнекитайские мудрецы, — «не вплывать во вторую мысль». Но желание плыть по бескрайнему морю мышления о мире благотворно — и как вопрошание, и как артистическая провокация. Ждем продолжений…
Олег Коваль, искусствовед

Так же на KharkovInform: