Постель Европы


Дата публикации: 1 августа 2019

Это англичане, ну и вообще туристы, так его, Бодрум, прозвали: Bodrum — bedroom; а чего, нормально, соответствует, вот те море, Эгейское, не то что в Анталье, нежаркое, вот те бухточки (марины? Да, и Марины), с отелями в каждой, вот тебе, если нужно, ночная жизнь. Вот остров Кос напротив, Греция, а это Турция.

Ну а нашему уху скорее «бодрый», и как, скажите, это совместить, с постельными тонами Европы — а через ту же ночную жизнь, отели, марины. Хотя не бодрый он, не бодрый — не вялый, но и не бодрый летом под солнцем на улицах, белые дома — розовый олеандр, совсем ядовитый, но и красивый совсем, всё здесь белое и розовое, ну может, кроме мусора на базаре.

А в целом хотелось бы показать, как мысль блуждает — по улочкам, не очень бодро, петляет и останавливается, натыкается на что-то, идёт дальше, это же Турция, это ж курортный город, броди себе, медленно, расслабленно, вечером искупаешься, поплаваешь, вернёшься к Марине.

Раз задан тон, можно бы тоже поиграть словами, вы нам — bedroom, мы вам — Э-гейское море, но мы уже и сами Европа, чего там, делиться, так по другому признаку, поцивилизованней, например, не орать на улицах, вести себя не шумно в отелях, чтобы от русиш-туристиш отличаться, ведь приятно же, когда тебя по повадке могут принять за немца или итальянца, даже обратиться к тебе по-немецки, а ты ответишь по-украински, удивишь.

В общем, «Бодрум» не от bedroom, а от Petronium, Замка Святого Петра, что построили себе крестоносцы тут(1), и он до сих пор стоит, прям в порту, на берегу, — в XV веке, в следующем Сулейман Великолепный, муж Роксоланы, их прогнал, и они потом осели на Мальте, мальтийские рыцари, а так бодрумские. Что они сделали? Они разобрали Мавзолей, чудо света прошлого, который простоял дольше остальных чудес и рухнул как раз к прибытию госпитальеров, в 1402-м: землетрясение. Бодрум — Галикарнас, догадались? А Мавзолей его — лего, и сам он лего, раз — и перестроился, те же камни, Мавзолей — Святой Пётр; потом ещё раз перестроился при Сулеймане, часовня стала мечетью, потом ещё и ещё, что там — тюрьма при греках, что-то при итальянцах, при турках — кладбище затонувших кораблей, сейчас музей, подводной археологии. Турки снова его перестаивают, но и Мавзолей обещают восстановить.

Пару десятилетий назад тут была деревушка и курортом не пахло, ни олеандром, ни кухней отелей, пахло пастбищем и скотом.

Говорят, турки медленные, расслабленные — ан нет, то когда они сидят кофе пьют, а посмотрите, как они на зов муэдзина бодро идут по мечетям и как строят курорты, ведь не было ж ничего.

Не сидите по отелям, не сидите, обжираловка — тот ещё аттракцион, но есть и другие, у желудка, как говорится, короткая память, у вас — длинная, вы запомните Бодрум, и как Галикарнас и как Бодрум, а лет через столько-то он, лего, сложится в другую картинку.

 

1 Тут и началась нам Объединённая Европа, кто финансировал, чьи рыцари были, так и назвали — башни в замке: Английская, Немецкая, Французская, Итальянская, Испанская, и общая главная — Портовая.

 

Андрей Петров

Так же на KharkovInform: