Нью-Йорк


Дата публикации: 18 Январь 2013
Нью-Йорк

Хемингуэй мог сказать — Нью-Йорк. Но пятьдесят лет назад Нью-Йорк называли иначе: «блудница вавилонская», «клоака», — хотя и восхищались его небоскрёбами. Его вообще принято было ругать — вероятно, из зависти. Но конечно, и Нью-Йорк сейчас не тот, каким был когда-то. Если пользоваться простыми словами, это очень красивый, приветливый, чистый город. Чистый — во
всех отношениях: и безопасный, вот уже двадцать лет практически избавленный от преступности. Но и просто чистый, ухоженный, — где за порядком следят, и если что, быстро его восстанавливают. Через неделю после «Сэнди», утопившей его в грязи, Нью-Йорк выглядел как новенький. Ну, несколько неубранных деревьев ещё лежало, напоминало.

Нью-Йорк — это хорошо отлаженная для жизни система и в кризисный момент быстро восстанавливающаяся, «человеколюбивая», как сказал Леонид Дрознер. В Нью-Йорке всё время удивляешься, как всё предусмотрено и продумано — и для инвалидов, и для детей, и для бродячих котов. И просто для пешеходов, которые гуляют и смотрят, — чтобы смотрели, гуляли. Сидели и отдыхали. На проезжей части Бродвея, у тротуара, — островки со столиками и стульями, огороженные вазонами от машин.

Машины вообще не показатель для Нью-Йорка как мегаполиса. Здесь ездят — что тоже характеризует систему и, наверное, жителей — на общественном транспорте: метро, подземное и надземное, автобусы, городской поезд, канатная дорога, паром — и на такси («жёлтые короли» такой же символ Нью-Йорка, как статуя Свободы и Эмпайр-стейт-билдинг, — на чашках, футболках и пр.) и машин не держат.

Это нетипично для остальной Америки, где почти в каждой семье автомобиль, но для Нью-Йорка нормально. Для Нью-Йорка многое нормально: сады с деревьями на
крышах, памятник создателю и главному редактору газеты «New York Herald» на одной из центральных площадей, телефоны для вызова экстренных служб — на солнечных батареях; галереи перед домами — для укрытия пешехода от дождя.

Инсталляция, или не знаю, как сказать, арт-объект, на третьем этаже жилого дома: пустая квартира, белые стены, на метр от пола вся засыпанная ровно землёй. Куда
приходят постоять помолчать. Система постоянно совершенствует город, изменяя в нём то одно, то другое, добавляя. Хороший пример — недавно открытый Хай-Лайн Парк, пешеходная эстакада в десяти метрах над землёй — с лужайками, скамейками и лежаками на солнце, скульптурами и зарослями, мелким бассейном,
чтобы мочить ноги. Когда-то, до 1980-го, это была товарная железная дорога — от фабрик к складам, — но провели новые автотрассы, и ею перестали пользоваться, пользовались — как укрытием — только проститутки и наркоманы. Её нужно было сносить, что и требовали землевладельцы. Но местным жителям было жаль этой части пейзажа, они организовали фонд, составили план реконструкции, убедили мэрию, та выделила деньги. Теперь это самый необычный парк в мире — на помосте, петляющий между домами, стены которых — вот; или проходящий туннелем сквозь них; со смотровыми площадками, под которыми — улицы, город.

Текст: Андрей Краснящих

Так же на KharkovInform: