Нойшванштайн


Дата публикации: 19 марта 2018

Классно звучит, да? Средневеково сказочно и очень по-немецки. А переводится как «Новый лебединый утес» (Schwan — «лебедь»). Сегодня это самое посещаемое туристами место (хоть и не включенное во Всемирное наследие ЮНЕСКО, не знаю почему) во всей Германии (где объектов Всемирного наследия аж сорок два, и стало быть, Нойшванштайн круче дворцов Берлина, Кельнского собора и старого центра в Регенсбурге). Поезжайте сами посмотрите, это два часа электричкой от Мюнхена до Фюссена, а там уже рукой подать автобусом до Альп и Швангау (это местность, «коммуна» — в баварских админединицах, по-нашему — может, и «район», а может, «сельсовет»).

И пусть ваше мнение переменит уже одно то, что Нойшванштайн был построен не для туристов, и вообще ни для кого — только для красоты. И для самого короля Людвига II, который собирался здесь жить в уединении, сказке и грезах, но прожил всего 172 дня, в недостроенном еще замке, а потом его, короля, объявили «неизлечимо душевнобольным» — за то, что понастроил «никому не нужных замков» (кроме Нойшванштайна — еще, но Нойшванштайн из них самый красивый и знаменитый) и разорил госказну. Людвига отлучили от власти, заперли в персональной психушке, и он утопился в озере, ушел под воду, уплыл навсегда — как «рыцарь лебедя» из немецких средневековых легенд Лоэнгрин, с которым романтик Людвиг себя с детства ассоциировал. Причем романтик (и молодец) прихватил с собой еще и своего психиатра-тюремщика, который вроде как хотел не дать ему утонуть. «Вроде как» — потому что никто не видел, и есть версия, что Людвига утопили — политики, что лишили его власти; Людвига народ очень любил и мог взбунтоваться, освободить. Ну а доктора притопили за компанию, как свидетеля.

Людвиг действительно был молодец, «сказочный король» не только потому, что строил сказочные замки вместо войн, чем, по идее, и должны заниматься короли и куда его постоянно все пытались втянуть, он занимался культурой и искусством, и то, что Мюнхен сегодня, вот уже полтора века, культурная столица Европы, как Париж, — заслуга его.

Кстати, насчет денег и разорения казны: через шесть недель после смерти Людвига Нойшванштайн открыли для платного посещения, чтобы вернуть долги и завершить строительство, и уже через тринадцать лет, в 1899-м, он полностью и долги отбил и самоокупил себя, и с этого года стал стабильным и серьезным источником дохода в баварскую казну (входной билет сейчас сюда стоит тринадцать евро, умножайте).

Итак, для чего сюда едут. Вы мечтали в детстве попасть в Диснейленд, в сказку? Так вот, Нойшванштайн — это сказка для подросших детей, т. е. взрослых — романтическая средневековая, где, будто аттракционы в Диснейленде, каждая комната, каждая по-своему — в интерьере, планировке, предметах мебели, росписи на стенах, в любой мелочи, включая какой-нибудь подсвечник или дверную ручку, рассказывает свою средневековую легенду, не только о Лоэнгрине: «Старшая Эдда», Сигурд, Тангейзер, Парцифаль и т. д. и т. д.

Я не опишу всех комнат, да и цели такой нет, — но вот для примера одна: «Покинув Кабинет, мы попадаем, пожалуй, в самое необычное помещение Нойшванштайна — Грот. ‹…› Довольно небольшой по своим размерам, Грот создает удивительную иллюзию естественной горной пещеры, в которой с потолка для пущей убедительности даже свисают сталактиты. ‹…› Созданию атмосферы сказки особенно способствуют стулья и столик Грота: они выполнены из причудливо переплетенных между собой довольно толстых ветвей дерева — кажется, что именно такая мебель под стать какому-нибудь горному духу, обитающему в таинственной заповедной пещере. Но это еще не все “сюрпризы” Грота. Вдруг из мрачноватого подземного мира открывается картина мира воздушного: вы уже не находитесь глубоко под землей, а парите на высоте птичьего полета над ярко-зеленой долиной, над озером, над крошечными деревушками. Оказывается, в толще стены “спрятана” широкая дверь из цельного стекла, на прозрачной поверхности которой проступает матовое изображение лебедя» (Мария Залесская, «Замки баварского короля», М., «Вече», 2009, 400 стр.).

Ну а чего «Диснейленд», спрóсите вы, откуда такое сравнение? А потому, мои взрослые читатели, что вы с детства знаете Нойшванштайн — это замок Белоснежки из самого известного диснеевского мультика, 1937 года, что в Диснейленде стал Замком Спящей Красавицы, самым сказочным местом парка, визитной его карточкой, и как таковой — сейчас на заставке всех фильмов и мультфильмов кинокомпании «Walt Disney».

Андрей Петров

Так же на KharkovInform: