(Не)итальянский Триест, или Bloomsday в Италии


Дата публикации: 18 февраля 2018

Всего полтора часа автобусом отделяют словенскую Любляну от побережья Адриатики. Когда перевал оказывается позади, открывается вид на бухту Триеста: крыши домов, редкие площади, остроконечные башни церквей и соборов, замок на холме и узкие via убегают к набережной, окаймляющей мыс, на котором раскинулся приморский город. Так точно возникают перед путешественниками черноморские Судак и Ялта, средиземноморские Генуя, Неаполь.

Триест не похож на другие города Италии. Кажется, его минула эпоха Возрождения, а об истории напоминают разве что неплохо сохранившийся древний амфитеатр в центре города да остатки римского форума. Средневековый замок и кафедральный собор на San Giusto, базилика Сан- Сильвестро XII в. и арка Ricardo XV в. — вот, пожалуй, и все древности. Вместе с тем площади и дворцы, набережная и парки создают в городе непередаваемую атмосферу уюта и комфорта.

Piazza Unita d’Italia (Площадь Объединения Италии) считается самой большой площадью в мире с выходом к морю. Ее ансамбль создавался еще в XIX в. в эпоху правления Габсбургов и чем-то напоминает площади Вены, Будапешта, т.е. стиль австро-венгерской империи. Площадь обрамляет каскад архитектурных шедевров: Муниципалитет, печально известный тем, что с его балкона выступал Муссолини; Дворец правительства с мозаикой в стиле Византии; Дом пароходной компании Lloyd Triestino. У Муниципалитета расположен Фонтан четырех континентов, туристы непременно делают селфи рядом с ним. А еще на фоне башни Муници­палитета с колоколом, в него ударяют механические мавры Micheze e Jacheze. В память о погибших в Первой мировой войне почти у набережной установлены две высоченные металлические колонны, у подножия которых изображены статуи солдат. Как-то особняком выглядит колонна с фигурой императора Карла V. Если уйти с площади в кварталы центра, выйдешь к неоклассическим «Giuseppe Verdi» Opera Theatre, бирже и церкви Сан-Антонио, к эклектичным Palazzo Gopcevic и Palazzo Carciotti на канале Grande. Здесь же поджидают знаковые купола греческой Сан-Николо и сербской Сан-Спиридона православных церквей.

Где-то там, на одном из мостов Ponterosso повстречается фигурка Джойса. И дальше ваш день в Триесте превращается в Bloomsday в Италии. Вот via San Nicolo 30, где Джойс написал несколько рассказов для «Дублинцев» и начал «Стивен герой» (впоследствии «Портрет художника в юности») и где родился его сын Джордж. На Via Nuovo 45 (сегодня via Mazini 45) у Джойса и Норы родилась дочь Лючия, а Джойс серьезно болел. В доме via Caterina 1 Нора потеряла их третьего ребенка, и этот случай, по-видимому, описан в Улиссе как смерть сына Блума. Уже в 1912–1915 гг. Джойс жил на via Donato Bramante 4, второй этаж, там написал «Джакомо Джойс» (единственный текст, действие в котором происходит непосредственно в Триесте) и закончил «Портрет художника в юности». Последним пристанищем в Триесте по возращении из Цюриха в октябре 1919 г. станет дом на via Della Sanita 2 (сегодня via Diaz 2), где Джойсы жили на квартире у мужа его сестры Эйлин и где останавливался и его брат Станислав после возвращения из Австрии. Здесь были написаны эпизоды «Навсикия» и «Быки Солнца» и начата «Цирцея» (речь про «Улисс»). А еще можно пройтись к школе Берлитца, где Джойс вел уроки английского, прогуляться к Piazza della Borsa, там в то время был первый кинотеатр в Триесте, Americano Cinema, который часто посещали Джойсы. Возле музея Ривольтелла на Piazza Hortis повстречается еще один миф, фигура Итало Звево. Писатели познакомились в 1907 г., и, как мы знаем, встреча была определяющей для Итало Звево, без поддержки Джойса, скорее всего, мы никогда не увидели бы фрейдистский роман «Самопознание Дзено». Не надо забывать, что и сам итальянский писатель послужил Джойсу прототипом Блума (настоящее имя Итало Звево Арон Гектор Шмитц). Уроженец Триеста молодые годы провел в родительском доме по viale XX Settembre 16, много лет, до самой женитьбы работает в Юнион банке, чье здание находилось на Piazza Verdi, но, наверное, лучшее свое время провел в городской библиотеке Attilio Hortis. «Он просиживал долгие часы с книгами в руках, так абстрагируясь в чтении, что не замечал никого вокруг себя», — говорится про Альфонсо Нитти в романе Жизнь. И конечно же, пройтись по знаменитым писательским питейным заведениям Триеста, заказать эспрессо в традиционном Caffe Fabris, опрокинуть апероль шприц в Stella Polare Cafe, перекусить в классиче­ском Caffe Garibaldi. Джойс и Итало Звево любили тратторию «Il Trionfo» у древней римской арки при спуске с Сан-Джусто по via San Michele — обыкновенно заказывали Opollo di Lissa. Вкуснейший напиток, стоит заметить…

Если попадаешь в город твоих юношеских кумиров, становится как-то не по себе. Словно вживую переносишься в те давние мечты, странные грезы, непередаваемые порывы, вспоминаются великие книги, перипетии судеб героев, отдельные строки, строфы… Триест на поверку оказался литературной столицей, городом книжных ассоциаций, интеллектуальных воспоминаний. Ты не просто приезжаешь в другую страну, в незнакомый город, а переносишься в другое время, в собственный мир. И благодарен выпавшей возможности увидеть воочию жизнь, о которой читал когда-то, увидеть тихий город у моря, о котором и не мечтал, признателен попытке познать мир, навсегда оставшийся в прошлом. Твоем прошлом.

Константин Мациевский

Фото: Елена Орехова

Онлайн-версию журнала «Что? Где? Когда?» читайте по ссылке
https://issuu.com/whatwherewhen/docs/02_225_2018_www

Так же на KharkovInform: