Кошице. Дивадло


Дата публикации: 30 ноября 2018

Да простит меня боженька, но что мы можем с собой поделать, если вся эта красота ещё и для нас в весёлых тонах. Вот не мрачное ж Средневековье, и даже подземный город, и тюрьма Миклушова, и Башня палача, и Чумная колонна, и монастыри — всё воспринимается иначе, когда оказываешься в такой языковой среде. Где государственный театр — это Štátne divadlo, в Переулке ремёсел — «Oprava obuvi», книжный «Náboženská literatúra», парикмахерская «Parochne pričesky» (а президента страны, между нами, зовут Андрей Киска). И это лишь начало, с какого-то момента вы, поддавшись обаянию всего этого, уже не пропустите ни одной вывески, ни одной надписи на стене, и да будет вам в коллекцию «Nevykonávať toaletu» возле чьего-то премилого палисадника и самое страшно-весёлое — «Budete odtiahnutý!!!» около стрип-клуба, где парковаться нельзя. Pozor? Вот именно, нужно просто обращать внимание (dávať pozor).

Нет, с какого-то момента вы и сами заговорите, не сдержитесь, потому что это ж здóрово, это ж праздник, карнавал, всё вокруг преображается, надевает маску, и ты такого удовольствия давно не испытывал — со времён знакомства с Бабелем и Платоновым, наверное. А потом и тебя начнут понимать — в пивной «Naša Kozlovna» (где «Kozlа 11%», написано на бирдекелях) ты попросишь с ходу выдуманную попелюшку, и тебе её принесут, несмотря на то, что «пепельница» по-словацки звучит всё же иначе.

Этот языковой рай в средневековом городе, где есть всё: кафедральный собор с горгульями и самый большой в стране, на главной улице (называется Hlavná), ратуши, старая и новая, романика, готика, барокко, доминиканцы, францисканцы, урсулинки, — буквально в двух шагах — восьмидесяти километрах от Ужгорода, сесть утром на автобус, и через два часа, включая час на таможне, уже там. А вечером — обратно.

Нет, правда дивадло, а ещё гулядло и смотредло на целый день (а хочешь — и несколько). Главная улица, широкая и пешеходная (из транспорта только детский трамвайчик), на горизонте упирается в гору: Чье́рна Го́ра, сложно как-то и объяснить ощущения, добавляет всему этому ещё и курортности. А то, что на выходных сверни с Главной на соседнюю, и никого, вообще, ну раз в час встретишь человека, зато на Главной толпы туристов и местные какие-то мероприятия, детские, семейные, ярмарки, — тоже сложно охарактеризовать ощущения — чуднó всё, — но они приятные.

Приятно, что в городе четыре красивых синагоги (две — действующие), переживших войну, что в светомузыкальном фонтане играет спокойная музыка и плавают настоящие рыбы и дети, что есть, и работают, старые (а может, новые, но как старые) питьевые фонтанчики. Всё — хорошо, всё по теме и как-то глубоко уместно здесь, сюда. Что горгулья в виде средневековой алкоголички со стаканом в руке, Дом нищего, разбогатевшего нищего, богатый, на Главной улице, что потолок штатного дивадла расписан сценками из шекспировских пьес. Что то ли палач жил с семьёй в тюрьме, то ли дом палача и был тюрьмой с пыточной и камерами. Что в центре прямо из-под земли, из-под асфальта, вылезает на тебя то там то там ещё более старый город, случайно раскопанный лет двадцать назад при ремонте улицы (и билет туда, в археологический музей, — девяносто евроцентов — не бумажка-квиточек, а целая открытка). И само название — «кажется», «кашица», «кожица» — городу тоже подходит.

Андрей Петров

Так же на KharkovInform: