Храм Артемиды и домик Богородицы


Дата публикации: 2 апреля 2019

Звучит как соревновательное, кто кого: один‒ноль, два‒один, три‒ноль на своём поле. Но на самом деле соревнований никаких, побеждает поле. Когда христианство перекрыло язычество, то и всё тут, в Сельчуке, переформатировало под себя: храм Артемиды снесли, а в семи километрах в горах нашли домик Богородицы, которая, может быть, и в самом деле после Распятия бежала сюда вместе с апостолом Иоанном («се, сын Твой», «се, Матерь твоя») и жила здесь тихо, незаметно почти до смерти, а умирать вернулась в Иерусалим. Об Иоанне известно больше: он тут и проповедовал, и книги свои языческие после проповедей жители сжигали, и Евангелие написал, и умер, и похоронен на холме, который византийцы, построив в VI веке крепость и огромную базилику, назвали Агиос Феологос — «свято-богословской», — тюрки транскрибировали в Айясолук, а младотурки дехристианизировали в Сельчук.

Айясолук — наследник Эфеса, построен из его камня: море убывало, гавань илилась, торговля хирела, эфесцы перебирались на соседние холмы поближе к морю, пище, людям, вывозили свои дома (и сегодня всё самое ценное из Эфеса, статуи, — в Археологическом музее Сельчука (1), море уходило дальше, и если б не Агиос Феологос, привлекавший толпы паломников, город сбежал бы ещё раз, а так — хорошо османизировался, и один из беев, Иса-бей, построил в XIV веке рядом с храмом Артемиды выдающуюся мечеть(2), всё из тех же камней Эфеса. Насчёт Артемиды он не знал, храма уже веков десять как не было, и даже место, где он стоял, забылось.

Его разграбили и сожгли готы в III веке, походя, во время набега, переплыв Геллеспонт, а доразрушили, построив на месте церковь, византийцы через век с небольшим. Впрочем, Артемида может гордиться: её камень пошёл не столько на эту церковь, позже уничтоженную следующими, а на строительство самого Софийского собора. Готы безымянны, а Герострат, которого зря запомнили, ни при чём; наоборот, это из-за него построили чудо света, к слову, главное из семи, я приведу цитату из Антипатра, от которого и пошёл канон: семь, а не двадцать, не три, —

Видел я стены твои, Вавилон, на которых просторно

И колесницам; видал Зевса в Олимпии я,

Чудо висячих садов Вавилона, колосс Гелиоса

И пирамиды — дела многих и тяжких трудов;

Знаю Мавсола гробницу огромную. Но лишь увидел

Я Артемиды чертог, кровлю вознёсший до туч,

Всё остальное померкло пред ним; вне пределов Олимпа

Солнце не видит нигде равной ему красоты.

Вот так-то. Эта красота была сто пять метров в длину и восемнадцать в высоту, сто двадцать семь колонн в восемь рядов (я знаю, что не делится, одной не хватает, возможно, как раз той, что стоит теперь на месте храма одна-одинёшенька, собранная из обломков ста двадцати семи, и на ней гнездятся знаменитые, в смысле привлекающие орнитологов и туристов, аисты, туристам говорят, что аист на колонне — сама превратившаяся Артемида, охраняющая то, что осталось, чтобы не разобрали на сувениры по камешку). Ну а Герострат, чьё имя греки, болтливые, всё-таки разболтали, спалил не тот храм. А его предшественника, ещё не из чудес света, но тоже классный, построенный самим Крёзом в VI веке (спалившим, очевидно, при завоевании этих мест предыдущий). В ночь, когда «один безумец», как называли Герострата без имени, это сделал, Артемида была в отлучке и не могла ему помешать, так объясняют, — присутствовала при рождении Александра Македонского, он-то, завоевав и эти края, дал деньги на постройку нового храма, который и стал чудом света.

Чудо света — Многогрудая (а может, это и бусы, а может, виноград, есть и посерьёзнее версии: тестикулы) Артемида Эфесская(4), которая, собственно, и не Артемида ещё, и не Кибела, а древнее: Magna Mater. Гений места побывал Артемидой, стал Богородицей, сегодня её маленький дом(5) — часовенка, средоточие жизни: паломники, туристы, новые святыни, древний родник, икона Божьей Матери Эфесской.

Говорят, в планах Турции, как появятся лишние деньги, восстановить храм Артемиды — я не к тому, что счёт станет один‒один или пять‒пять, скорее, обнулится.

Андрей Петров

1 Не считая Венского музея Эфеса, конечно, и Британского музея. Британцы, австрийцы вели раскопки с середины XIX века и вывозили, вывозили.

2 Её видно на фотографии.

3 70 чудес зодчества Древнего мира: Как они создавались? / Перевод с английского С. Г. Загорской, М. А. Калининой, Д. А. Колосовой. — М.: Астрель, 2004. — 304 с.

4 Её та самая статуя — в Археологическом музее Эфеса в Сельчуке.

5 С подвалом и фундаментом действительно I века и стенами VII-го.

Так же на KharkovInform: