Бермингем: как один день…


Дата публикации: 8 июля 2011


А там еще немного… и Прованс.
Действительно, каких-нибудь полтора-два часа езды на экспрессе из Лондона и оказываешься во втором по величине городе Англии Бирмингеме — главный город Мидленда, в самом сердце страны, к югу от него — знаменитые шекспировские места, к западу — порты Уэльса и Ирландии, где-то на севере — Шотландия.

Треть промышленности страны сосредоточена в окрестностях, в годы промышленной революции в XIX веке здесь, как грибы, возникали фабрики и заводы. Но туристы видят, впрочем, как и в любом городе мира, нарядную часть, ту, что горожане с удовольствием предъявляют каждому.

Начнем, как обычно, с Дома Совета. Именно так — Concil House — зовется расположение местной власти, над которым в обрамлении фонтанов, лестниц и памятника королеве Виктории гордо развевается английский флаг. К нему на подмогу поставлены каменные светильники и сфинксы, скульптура девушка в джакузи. Оригинальный почтамт в коринфском стиле и Таун Холл, большой, но уютный музыкальный зал, где проводятся концерты и фестивали, колоритно завершают архитектурный ансамбль.

Мы в центре Бирмингема! Спокойствие горожан, спешащих за покупками, журчанье воды, удары башенных часов делают путешественников благодушными и уверенными в себе. Как-то сразу оказываешься на площади Чемберлен и понимаешь, откуда шел отсчет времени — Биг Брам, Бирмингемский ответ Лондону.

Вдруг в центре площади — оригинальная готическая башня-фонтан, напротив, на Centenary Square, Холл памяти. Как притягательны и загадочны такие вот маленькие дома-храмы, в которых не живут, ими любуются и восхищаются… Чуть не проскочили музей и галерею искусств. Только имена — Каналетто, Ван Эйк, Липпи, Ренуар, Дега, в отделе этнографии — египетские мумии. Главная достопримечательность — второе по величине собрание прерафаэлитов. Напомним, что прерафаэлиты — группа английских художников, поставивших в середине XIX в. цель возродить романтизм живописцев до Рафаэля: Липпи, Гирландайо, Боттичелли. Залы искрятся образами и застывшими драмами Ханта, Россетти, Миллеса — их живопись как бы новелла на холсте. В Бирмингеме родился Эдвард Коули Берн-Джонс, здесь его самая представительная коллекция. Судьба викторианских художников — забвение, только недавно англичане вновь предъявили их миру, будто свечение, видение, может быть, настал черед Левченко, Ткаченко, Васильковского… Кстати, витражи в церкви Св. Мартина выполнены Берн-Джонсом и Моррисом.

Что за прелесть англиканские соборы… Строги, уютны, пустынны. В местной церкви Св. Филиппа, самом маленьком кафедральном соборе Англии, во время мессы, при звуках торжественного органа, вообще не обнаружились прихожане. Что происходит в датском королевстве? Поразительны, как только отклоняешься чуть от центра города, здания и постройки из красного кирпича — волнительные вспышки терракоты, по большому счету, визитная карточка Бирмингема. И Красный Дворец, и Галерея икон, и Институт дизайна, и Национальный провинциальный банк, и, конечно, величественное строение со множеством утонченных скульптур и иными украшениями Викторианского Дома Правосудия. В прошлом кое-что из них представляло собой душные и мрачные текстильные фабрики… Бирмингемцы утверждают, что здесь протяженность каналов больше, чем в Венеции. Удивительно, но это так: каналы проходят по городу, под ним, уходят в окрестности. Когда-то по ним двигались лодки и баржи с сукном, пряжей, углем; сегодня в пришвартованных каютах и трюмах — пабы, клубы, галереи. Ничто не вечно под луной. Ввечеру, когда возвращаешься на один из трех вокзалов (все в самом центре, с музеем железных дорог, старых паровозов) попадаешь в лапы современного сити — цилиндр Ротонды и массив шопов Bull Ring, огромный город брендов и марок. Там проходит время до отъезда в столицу, и на бессмысленной ленте шоссе остаются только воспоминания, шорохи.

Текст: Александр Мациевский

Так же на KharkovInform: