Афон 1.0


Дата публикации: 1 июля 2020

 

Афонскую гору видно издалека…

Читаем, как Василий Григорович-Барский находит попутчиков для дороги из Солуни (Салоники) к Святой Горе, теряет их, попадает в руки разбойников, но после злоключений благополучно встречает на берегу Афонского залива монаха, который и отводит его к ближайшей келье. Здесь пешеходец дает зарок посетить все местные монастыри, о чем и напишет в знаменитых «Странствованиях по святым местам».

Начинает Плака-Альбов (так Василий себя величает) свой экскурс, а запискам без малого триста лет, в стиле теперешних путеводителей, к примеру: «Афонская гора большая и высокая, и есть на ней большая пустыня и непроходимые ущелья и пещеры; сама она вытянута, и монастыри стоят не на верху, а внизу, по морю, десять с восточного бока и десять с западного». Афон — магическое слово, сколько раз слышишь его то по одному,   то по другому поводу, совершенно не представляя, где это и что это. Вот отчего, точно снег на голову, пришло сообщение, уже ближе к дате отъезда, что базой расположения предполагается полуостров Халкидики — «подлинная жемчужина курортного отдыха Греции, из года в год тысячи отдыхающих со всего мира выбирают это место, как идеальное для семейного, романтического, пляжного отдыха».

«Халкидики — это полуостров Македонии, расположенный между заливами Термаикос и Стримоникос, и подразделяющийся на три полуострова-пальца, перечислим Кассандра, Ситония и, собственно, Афон» — сообщает информационный буклет компании Mouzenidis Travel, осуществляющей туры в Грецию.

В предутренних сумерках прибыли в Уранополь, «живописный городок, отправная точка посещения Афона», где при выходе из автобуса уже ожидал батюшка, сравнительно молодой человек в одеянии священника. Вскоре выяснилось, что отец Александр родом из Полтавской области, и покинул свой родной приход на летние вакации специально для паломников, охочих за один день посетить Афон. С батюшкой побрели в контору, где за 25 американских долларов получили DIAMONHTHPION, лист вощеной бумаги на греческом с гербами и печатью, до- кумент, дающий право на путешествие.

«Агиа Анна», двухпалубный паром, набрал ход сразу, и даже чайки, устремившиеся вслед, с трудом успевали за его стремительным движением. Чуть не пропустили по левому борту купола и крыши первых монастырей, высившихся на предгорьях, поднимавшихся ввысь почти у моря. Скалы и расщелины, непроходимые чащобы и лес — пейзаж строг и величествен, оставалось надеяться, что в дальнейшем природа отступает. Из-за мыса выплыли неприступные, под стать суровой монашеской жизни, стены Ксенофонтова монастыря. Если присмотреться, то башни, небольшая крепость, деревянные помосты у келий нависают над укреплениями, начинавшимися почти сразу же за береговыми каменными валунами. Создается впечатление, что монастырь приготовился к длительной и изнуряющей осаде. Зато внутри входящих ожидали тишина и умиротворение, и этот переход от воинственных стен к красоте окружающей природы преследовали в течение всего дня. Остались в памяти о Ксенофонте ухоженные мощеные дворики на всей территории монастыря, а за пределами паломников сопровождают яркие цветы палисадников и стройные кипарисы. В соборном храме Х века удивительны мозаики пола, поражает мраморный иконостас, средневековые фрески литийного притвора, росписи наружного нартекса. Новый же кафоликон считается самым большим храмом Афона, в обители хранятся древние мозаичные иконы, золотые кресты, уникальная литургическая утварь.

Ксенофонт, конечно же, является старинным хранителем духовных ценностей, в библиотеке имеется до пятисот рукописных кодексов и почти полторы тысячи печатных книг.

В Ватопедский монастырь доставил местный микроавтобус, вез по стране Агион Орос отец Михаил, за все время, что сопровождал экскурсию, не проронивший ни слова. Когда выехали, обогнули Дохиарову обитель, чья старинная башня в семь этажей напомнила Флоренцию, Сан-Джиминьяно. Соборный храм монастыря, замечает Барский, считается самым высоким и большим на Афоне. В Дохиаре (дохиаром, к тому же, называют келаря, ведающего продовольствием) его поразили убранство церкви, пять куполов «два над святым алтарем, два над внутренней большой папертью и один, наибольший, над самим храмом», на огромной мраморной плите изображен двуглавый орел, эмблема византийских Палеологов  и неофициальная эмблема Афона. «Храм имеет около ста окон, я сам посчитал», успевает сделать выводы Василий, «тутешня паперть и своею величиною, и красотою превосходит паперти всех двадцати монастырей», восхищается росписями псалма «Хвалите Господа со небес, хвалите Его в вышних» в параклисе Пресвятой Богородицы Скоропослушницы.

По пути от Дохиара в Ватопед, самом коротком пересечении полуострова, почти в перешейке, двигались с запада на восток по ухоженному шоссе. Было видно, что по старой тропе, где-то догнали паломников, отца  и сына, оба даже не взглянули в сторону машины. Когда перевалили за центральную гряду, заметили, как дорогу перебежал заяц, по бокам попадались развесистые ели, величественные сосны. Слушали отца Александра, его вводную по истории Афона, легенду о посещении полуострова Богоматерью при путешествии морем с Иоанном Евангелистом. Будто бы, восхищенная сказочной природой, Святая Дева попросила у Сына подарить ей прекрасную землю, и в ответ на просьбу, естественно, услышала: «Отныне место это будет твоим уделом, и садом твоим, и раем, и причалом спасения для тех, кто хочет спастись», отчего у монахов страна Афон зовется Садом Пресвятой Богородицы. Плака-Альбов тоже не прочь поделиться легендами об основании обителей и излагает подробности отстройки Ватопеда царем Феодосием Великим, пораженного чудесным спасением сына Аркадия. Тот счастливо был найден после шторма под кустом купины, от того случая пошло греческое Ватопедион,  куст и отрок, купина (polygonatum), семейство лилейных, издавна служит иконографическим образом, имеющим ветхозаветные корни Божией Матери.

Григорович-Барский деликатно разбирает устроение Ватопеда, следя за его пером, видишь треугольник мощных оборонительных стен, бойницы и зубцы, eo ipso крепость, укрепленный бастион, с десяток башен, известно, что в одной хранилась сокровищница. Кафоликон освящен в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, храм, потолок трапезной, огромные площади расписа ны знаменитым иконописцем Панселином. К соборному храму относятся шесть параклисов, а также двенадцать часовен, в одной из них хранят, как реликвию пояс Богородицы. Не удается уследить за Василием и всеми драгоценностями Ватопеда: трогаешь холодный порфир четырех колонн, рассматриваешь уходящий к небу алтарь, сплошь уставленный иконами, усыпанный крестами, кадильницами, но так и не дано увидеть знаменитую чашу, дарованную монастырю царем Мануилом Канткузином Палеологом. Ватопед прощается чудесными садами, разбросанными по склонам кельями.

Текст и фото Константин Мациевский

Так же на KharkovInform: