Нomo Googleus


Дата публикации: 6 ноября 2012

«Вообще-то все мы превратились в киборгов», — начинает свою лекцию на TED.com антрополог Амбер Кейс, показывая на первом слайде обыкновенного
американского парня со смартфоном в руке. Посыл ничего себе! Аудитории не
терпится понять, что эта обаятельная леди с повадками школьной дурнушки, превратившейся в прекрасного лебедя, имеет в виду.

«Киборг, — продолжает Амбер, — это организм, к которому добавлены экзогенные компоненты для приспособления к новым внешним условиям». Все ясно. Человеку понадобилось добывать пищу — он придумал палку-копалку, в сущности, продолжение руки. И пошло-поехало — с тех пор пытливый разум не остановить. В конечном счете, наше тело обросло таким количеством приспособлений, что теперь мы можем без труда спрыгнуть с края космоса, разгуливать по Луне или делать сверхточные операции на головном мозге. До некоторого момента расширения касались исключительно физической природы человека. В течение многих тысяч лет изобретения были связаны с физическим видоизменением организма.

Возможности оказались почти безграничны: мы стали передвигаться быстрее, бить сильнее и так далее — но у всего есть определенный предел. С появлением смартфона и мобильного интернета в мире произошел принципиально новый скачок — мы получили расширение не столько физического, сколько ментального «Я». У первобытного человека большой палец оттопырился от ладони, потому что пришлось управляться с палкой-копалкой. Человеку начала ХХI века проворный большой палец нужен, чтобы контролировать наладонник. «Нью-Йорк Таймз» придумала специальный термин, чтобы объяснить происходящее. Они описали новый вид человека, который, к примеру, при первом упоминании неизвестного фильма Мартина Скорсезе, вместо того, чтобы послушать интересную байку, тут же бросается к мобильнику и узнает об этом кино больше, чем помнит сам старик Марти. Как говорит одна моя знакомая, «после твоих историй у тебя есть пару минут, чтобы искупаться в лучах славы. А потом я залезу в Google и узнаю, как все было на самом деле». Никакого волшебства, прекрасного совместного неведения и прочих прелестей трогательной недосказанности. Еще 10 лет назад, сидя на набережной и разглядывая звезды на первом свидании, я мог добиться желаемого, ткнув пальцем в туманность Андромеды. Теперь у любой девушки в мобильнике есть карта звездного неба Google — о чем с ней говорить?

Антрополог Джошуа Фоэр беспокоится, что в этой связи мы вообще можем утратить необходимость что-то знать, помнить и вспоминать. Что делает какую-либо информацию запоминающейся? Значительность обстоятельств, труд в обретении и полезность в применении. Информация, которую не нужно добывать и нельзя применить, теряет ценность. Но зачем что-то запоминать, если в любой момент можно получить доступ к безграничным массивам данных посредством двух-трех прикосновений к экрану — в любой момент времени, если конечно еще не села батарея. При этом это две совершенно разных «информации». Точно так телефон очередной случайной знакомой в телефонной книжке смартфона отличается от вычерченного аккуратным почерком номера на салфетке, который написала тебе женщина всей жизни. Первый ты никогда не вспомнишь, второй — никогда не забудешь.

Далее фейсбук и твиттер подменили внутреннюю глубокую близость на внешнюю поверхностную. Любить и быть любимым можно совершенно «безнаказанно». Не нужно варить борщ, проводить вместе 24 часа в сутки 7 дней в неделю, слушать о проблемах на работе и так далее — чтобы снимать сливки, слышать отличные шутки и читать клевые заметки про современный кинематограф, нужно просто фолловить человека в твиттере. Ты ему реплай, он тебе ретвит — и словно жизнь прожита вместе. Умирать в один день не обязательно, главное — вовремя обновлять ленту. Такая внешняя близость не требует серьезных ментальных усилий. Нужно контролировать только наличие google под рукой, чтобы правильно улавливать контекст и все время быть в теме. Подобная новая форма человеческих отношений, предупреждает нас кибернетическая антропология, создает иллюзию простоты и легкости: «Я могу получить все — и мне за это ничего не будет». И она прочно обосновывается у нас в мозгу. «Таймз» называет это явление «эффект мозга стегозавра». Британские ученые, как им и полагается, установили, что у доисторического хищника существовал так называемый «второй мозг», который контролировал простейшую моторику мышц задней части туловища, где-то в районе хвоста. В случае с человеком, намекают журналисты американской газеты, функции второго мозга куда шире — смартфон контролирует значительную часть внутреннего мира человека. Антропологи то и дело бубнят, что отыскать правильный баланс «внешнее-внутреннее», «настоящее-иллюзорное» Homo Googleus до сих пор не удается.

Серьезной активности в социальных сетях исполнилось всего лет пять. Пусть жизнь там интенсивнее, год за три, но все равно — возраст тинейджерский. Нам еще только предстоит научиться правильно себя вести и справляться с новыми возможностями. Происходящее напоминает фильм «Аватар». Мы наблюдаем появление собственного второго я, следим за развитием собственной жизни. Мы все больше уходим в онлайн, и через некоторое время нас уже окружают люди «оттуда», знакомые исключительно с образом для социальной сети. Разумеется, нам приходится обслуживать наше второе я, представлять и развивать себя в цифровом мире точно так же, как в повседневной реальной жизни. Мы просыпаемся, чистим зубы, принимаем душ, одеваемся и идем на работу, то есть выполняем ряд социальных конвенций, чтобы не прослыть чудаками в собственной среде. Никому же не придет в голову припереться в офис в пижаме. В интернете, хоть и метафорически, такое происходит сплошь и рядом. С исчезновением анонимности, и при все более значительном пересечении множеств знакомых из онлайна и офлайна, человечеству приходится отыскивать и устанавливать новые конвенции поведения. В какой-то момент два мира сталкиваются, и может произойти необратимый конфликт. Антропологи утверждают, что все дело в так называемой «панической архитектуре». Один из аспектов, которые определяет бытие человека, — способность личности трезво оценивать свое место в пространстве и времени. Проще говоря, пока мы еще не утратили человеческий облик, придется считаться с потребностью в реальных ценностях, вещах и отношениях. После удачного твита хочется прижать к себе ешл автора и больше никогда не отпускать — а что если он живет за 10 000 км, на самом деле выглядит, как нескладный киберстранник из фильма «Шапито-Шоу», или вообще, может быть, старый филиппинец гей.

Невозможность совместить аватар из сети и реальный образ, несовпадение во времени и пространстве, невозможность оказаться везде и всюду прямо сейчас и использовать немедленно все безграничные возможности социальных сетей пока еще не укладываются в человеческом сознании. Мы только-только начали что-то понимать, нам нужно время. До недавнего времени хоть в геометрии, хоть в метафизике кратчайшим расстоянием между двумя точками представлялась прямая линия. Соответственно, и методы сокращения расстояний были предельно понятны. Хочешь понять человека, процесс, явление — сближайся целенаправленно, устремись к цели и по пути обрастай мышцами. Таким образом в точке назначения уже и понимание будет, и опыт, и связь вычерчена и закреплена.

Теперь все по-другому. Есть иллюзия, что можно не делать ничего: две точки можно просто взять и совместить, прилепить друг к дружке, словно согнув лист бумаги. Это мгновенное познание, без сопутствующего опыта, исследований, копаний и переживаний, недоступное прежде человечеству, и вызывает короткое замыкание, последствия которого только предстоит осознать и исправить. И что самое обидное, добивает Кейс, с включенным мобильным телефоном у реального человеческого «я», то есть у нашей сущности киборга, нет совершенно никакой возможности для рефлексии. Если визуализировать фразу «мне нужно побыть одному и хорошенько разобраться в себе» — окажется, что мы просто сидим в темной комнате, никого не видим, но при этом вокруг нас толпа народу. И каждый уже готов написать реплай или коммент, стоит только открыть рот. Если принимая какое-либо решение, ты хочешь тут же написать в твиттер — значит, за тебя говорит аватар, который никогда не бывает в одиночестве.

Так что прежде чем лезть в Google, чтобы узнать все про Амбер Кейс и кибернетическую антропологию, попробуйте перечитать статью и опросить свои датчики с выключенным телефоном.

Текст: Андрей Горшков

Так же на KharkovInform: