Сергей Ивушкин Необязательные размышления


Дата публикации: 5 февраля 2020

Итог… Не знаю. Я, по-моему, еще не в том возрасте, чтобы какие-то итоги подводить. Что происходило интересного за эти десять лет? Как у всякого человека, наверное, масса событий. Мы не берем глобальные какие-то, но конкретно личные. Группа YellowdoG «усохла» до двух человек — до акустического варианта. Мы были одной из самых шумных групп, гранж играли, если это можно так назвать. Нас причисляли к разным стилям, тот же С.А. Коротков сначала обозвал нас «белым блюзом». На заре 90-х, в 1992 году 31 августа, мы дали свой первый концерт (дата рождения группы). И нас, почему-то, считали группой, которая играет «белый блюз», хотя конкретно блюз у нас был один — классная песня, иногда ее до сих пор играем. Потом, вдруг получилось, на какой-то студии мы писались, и туда как раз пришел Сергей Александрович. Он такой: «Ой, что это вы на старости лет загранжевали?» Ну, и все — гранж значит гранж. А потом еще мы в 97-м, по-моему, году сделали первый в Харькове, не знаю как в Украине, но в Харькове точно первый, фестиваль памяти Курта Кобейна, поскольку, когда первый раз услышал «Нирвану», у меня какой-то шок произошел. Мне вдруг показалось это, почему-то, похожим одновременно, естественно, на Sex Pistols — жесткая смесь панка, «психодела» какого-то, и он пел Smell Like Teen Spirit — мне показалось, что голос у него похож на Стинга. Для меня это было очень странным, но дико интересным. Причем эти все мрачные гармонии… В общем, мы сделали такое мероприятие. И все. И после этого на каждом концерте: «Нирвану давай!». Я говорю: «Чуваки, что с ума сошли? Вы пришли на концерт YellowdoG, какая «Нирвана»?» Хотели. Ну, ладно, играли — в свое удовольствие.
Возвращаясь к итогам: за это десятилетие я вдруг вспомнил, что учился в мастерской Бориса Ивановича Варакина — Царство Небесное учителю — и поскольку я люблю литературу, поэзию, стал потихонечку делать литературные вечера. Сначала свои поэтические опусы незрелые пытался читать. Но поскольку свою поэзию я не очень жалую, а действительно великих, классных, просто интересных поэтов тьма тьмущая, постепенно стал делать литературные вечера. И как-то так дошло до Есенина. Причем довольно быстро, поскольку Есенин преследует меня с детства — называли Есенин-Есенин — золотоволосый, голубоглазый. Мало того, мне девочка во втором классе на 23 февраля подарила гравюру Есенина, которая со мной путешествует, по сей день. Я стал читать Есенина и вдруг ощутил, что я не учу стихи — я просто их читаю и запоминаю. Он про себя говорил: «Я пишу, как дышится». Вот я его читаю, «как дышится», как дышу, так и читаю. Например, «Черный человек». Я готовился к какому-то литературному вечеру, помню, был один, это была ночь, сел читать, думаю: «А почему не сделать?». Где-то, через час, я очнулся в слезах, не контролируемые какие-то слезы были, и я эту поэму знал наизусть. Каким это образом произошло, не знаю. У меня на канале есть пару стишков. На День поэзии «Быть поэтом – это значит то же…» есенинское стихотворение, которое я никогда не учил. Взял, прочитал два или три раза и все, наизусть, потом встал в кадр. Такая вот судьба с поэзией Есенина.
Потом одна добрая девушка (девушка одного моего хорошего знакомого), которой в принципе нравилось и творчество YellowdoG, и мои литературные вечера, предложила — что ты по этим клубам… может, давай сделаем это все в Доме актера? Я говорю: «Ну, если уж в Доме актера, давай спектакль сделаем, я давно хочу». И поскольку мой знакомый достаточно состоятельный человек был, таким образом, у меня возник спонсор, благодаря которому я познакомился с Ириной Суриковой, директором Театра 19. Она в свою очередь меня уже познакомила с Олегом Дидыком, с которым мы сделали потрясающий спектакль. Я до сих пор счастлив, я благодарен безумно Олегу, и не только за «Есенина», на самом деле. В человеческом смысле для меня это очень большое приобретение. Очень много поддержки от него получил не только в театре, но и во всех этих кино-сериально-съемочных процессах. Вплоть до того, что — киевляне проводили кастинг, звонит Олег: «Сережа, мне нужно чтобы ты поехал на этот кастинг». Поехал я на кастинг, ну и забыл. И вот в итоге этим летом за один месяц я снялся в трех сериалах. Несмотря на то, что я учился, я никогда не работал актером по большому счету, в основном все-таки был рок-музыкантом, и Олег как раз был тем самым проводником в мир театра. При этом у меня абсолютно точная ассоциация: есть такой фильм «Бёрдмэн», который меня угораздило посмотреть накануне моей театральной премьеры «Есенин». Смотрел где-то недели за две или за три. Я и так был на жутком нервозе, все меня знают как рок-музыканта и вдруг — актер! Люди не обязаны знать, что я учился на актера. И тут я смотрю этот фильм, где голливудский актер приезжает в Нью-Йорк на Бродвей ставить спектакль. Театральная критикесса говорит ему: «Вы не актер. Вы шут, шоумен, Вы кто угодно. Я уничтожу Ваш спектакль». То есть это человек, который поставил все на карту и идет по чужой территории — «чужой среди своих». И этот спектакль спасает персонаж, который является бродвейской звездой, доставляя массу переживаний главному герою… Ну и Олег такой, не скажу наставник, но проводник в мир театра. И сейчас мне посчастливилось второй раз: абсолютно случайно, совершенно независимо друг от друга, мы попадаем в проект Dreamworks МДТ (режиссер А. Райт, 2019). Поскольку я уже привык с ним советоваться во всем, что касается актерских дел, когда мне предложили роль, с режиссером познакомился, вышел — надо Олегу позвонить, посоветоваться с шефом. Звоню: «Олеж, тут такая ситуация: меня в театр приглашают». «В какой спектакль?». «Dreamworks». «А кого ты там играешь?» И тут до меня доходит: «А ты кого?» Мне досталась с точки зрения психологии дико интересная роль, и я играю полную свою противоположность. Доходило до того, что некоторые люди меня просто не узнавали. Это интересно, значит, неплохо получилось. Я счастлив, что играю в спектакле с Олегом Дидыком и счастлив от того, что мне достался интересный персонаж — ничтожество, слабак полный, абсолютно слабый и ничтожный человек. Его финальный монолог: такое ощущение, что у тебя кубик Рубика во рту, текст расписан так, что там более трехсот пауз, которые надо соблюдать. Это было тяжело и интересно. Посмотреть спектакль «DreamWorks» вы можете 23 февраля в ДС НЮУ им. Ярослава Мудрого.
Я не вижу разницу между сценой музыкальной и театральной. Для меня сцена, прежде всего, это святое место. Какая разница в качестве кого ты на сцену выходишь — хоть гипнотизера, хоть оратора, неважно. Ты выходишь, и каждый раз начинаешь с нуля. В особенности это касается актеров, музыкантов, которые не достигли определенных высот, когда уже выходит на сцену не актер или музыкант, а выходит его имя. Каждый раз, когда я выхожу на сцену, публика сидит… Ну, кто там? А ну, ну, что ты можешь? Ух, ты. Ты смотри, что может! О-о! Думаешь, ага, значит, что-то могу. Это каждый раз бой, насмерть. Твоя задача каждый раз доказать публике, что она не зря заплатила за «кота в мешке». В особенности, это было на «Есенине», потому что даже те, кто меня знали, знали меня, как рок- музыканта: «Ивушкин? Он же всю жизнь пел, к тому же на английском. И тут вдруг русская поэзия. С чего вдруг?» Случилось, что в Харькове мы собирали два года аншлаги, в том числе в ТКЦ.
Итог этого десятилетия можно обозначить таким образом: глобальный исход Сергея Ивушкина из рок-музыки в драматическое искусство. И еще я за это десятилетие стал писать — эссеистикой пробавляюсь. «Необязательные размышления».
Записал Викентий Пухарев

Так же на KharkovInform: