Путешествие к началу


Дата публикации: 30 Ноябрь 2011
331

Tриптих по Альфреду де Мюссе
Tеатр Новая сцена
Подсвечник
Любовью не шутят
Венецианская ночь

В середине 1990-х португальский режиссер Манюэль де Оливейра снял фильм «Путешествие к началу мира», действие которого происходит на съемочной площадке… В том удивительном старосветски-современнейшем фильме чувствовалось желание режиссера вернуться «домой», к какой-то иной, пред-нововременной или, быть может, пост-нововременной эпохе, включиться со своим фильмом в процесс, который ведет к чему-то большему, чем культура.

Действие нашумевшего фильма «Необратимость» Гаспара Ноэ происходит в густонаселенном мегаполисе… Картина состоит из тринадцати эпизодов, смонтированных в обратном хронологическом порядке. Путешествие по извилистым тайникам сознания к истинной причине заблуждения образованной женщины призвано внести ясность в вопрос: какие детали ускользают от здравомыслящих, в общем-то, людей при попытке совместить «собственную жизнь» и «увлекательнейшее полнокровие современных
ритмов». Недавняя премьера триптиха («Подсвечник», «Любовью не шутят», «Венецианская ночь») по Альфреду де Мюссе харьковского театра «Новая сцена» тему
тотальной фальши реального мира и острого желания найти верную точку отсчета
для возврата в мир подлинный разворачивает иной художественной гранью.

Внешне три упомянутых спектакля нарушают все привычные «правила игры». Диалоги в них звучат на грани классицистической декламации, а актеры выходят на поклон «предосудительно» долго. Постмодернистское мерцание «ирония/искренность» ни на секунду не дает понять, всерьез или нет разыгрывают актеры заведомо неактуальные истории из романтической жизни графьев, принцесс и разбойников. Истории так плавно переходят друг в друга, что нельзя понять, где заканчивается одна и начинается следующая. Равно, как и актеры, переходя из сюжета в сюжет, каким-то волшебным образом перевоплощаются в своих антагонистов…

Вопреки всем мнимым нарушениям правил, в которых обвинили постановщиков, общее воздействие триптих оказывает очень сильное. Тонко чувствующий театральную и всякую иную фальшь питерский режиссер Алексей Янковский в содружестве с руководителем театра Николаем Осиповым создали образцы сценического действия, точностью и смысловой наполненностью вызвавшие в памяти фильмы позднего Висконти. В двух
спектаклях в зале появляется даже громадный Большой канал (часть действия происходит в Венеции). В темных водах его от трепетания лучей света, словно в амальгаме старого зеркала, отражается происходящее. Долго идет в финале всамделишный дождь, длительно и красиво на протяжении действия звучат диалоги и классическая музыка. Костюмы, стулья, вина — вещи и отношения между людьми — дорогостоящи и прекрасны.

В противовес сплющиванию нынешнего «культурного» сознания до состояния ореха, триптих существует как интеллектуально совершенное и вызывающе изысканное, почти эстетское явление. Он не противопоставляет благам цивилизации жизнь на фоне природы, никого не пугает (ответственностью, как в «Необратимости») и ни на кого не надевает «пестрые очки» зрелищности. Берет настойчивостью, чистотой и искренностью. Три спектакля по Альфреду де Мюссе показали еще один возможный выход из культурного тупика, переводя сознание зрителя из формата потребительского в формат новейшей «хорошо забытой» активной классической культуры.

Текст: Юлий Швец

Так же на KharkovInform: