Екатерина Матвеенко


Дата публикации: 30 ноября 2018

Мистическая драма «Любов» по пьесе М. Кропивницкого «Де зерно, там i полова» в постановке Александра Ковшуна открыла нынешний сезон театр им. Шевченко неожиданным прочтением классики. На сцене — украинская провинция 1970-х годов, выбранную эпоху дополняет классика рок-музыки в живом исполнении. Уже с первых мгновений нарастает мистическое ощущение, заполняя все пространство к финалу спектакля. Неумолимый фатум главных героинь-соперниц, Зиньки и Хведоськи, определяет исход в их борьбе за сердце Романа Жлудя. И, пожалуй, очевиден выбор Романа между страдалицей Зинькой и Хведоськой, чьи красота и чистота, воплощенные актерским талантом Екатерины Матвеенко, одаряют героиню силой, способной доказать многое подругам (ведьмам?), лишенным ее. Этой силой и является любовь.

«Любов» занимает свое место в репертуаре театра, а роль Хведоськи, прекрасной и чистой душой, словно Русалочка из сказки Андерсена, — украшает карьеру молодой актрисы.

«Всесильная судьба распределяет роли»: слова мудрого Ронсара особенно справедливы в отношении Матвеенко, которая сегодня существует в удивительных образах на сцене нашего старейшего театра. Ее актерский опыт необычен. Приобщение к традициям «Березоля» началось для Екатерины еще в студенческие годы, когда ее «мастер» в университете искусств им. Котляревского, заслуженный артист Украины Сергей Бережко, предложил ей принять участие в готовящемся спектакле «Прощай, Юдо…» по пьесе польского драматурга И. Ирединского, который ставил Анджей Щитко из Познани. Дебют, состоявшийся в финале сезона 2012/13 годов, открыл актрисе путь в мир большого искусства и в какой-то мере определил ее основную творческую направленность. Затем последовали несколько плодотворных лет сотрудничества с разными режиссерами. Одна за другой появились знаковые роли: Лаура Карлье в остросюжетной комедии «Блез» по К. Монье (реж. О. Русов, 2014), Аля в трагикомедии «Танго» по С. Мрожеку (реж. С. Пасичник, 2015), Маруся в комедии «Житейське море» по И. Карпенко-Карому (реж. О. Стеценко, 2017), Клеопатра Максимовна в трагикомедии «Самогубець» по Н. Эрдману (реж. С. Пасичник, 2018) и др. Ее работа чаще всего проходит в ансамбле с актерами Дмитрием Петровым и Евгением Моргуном; с ними грани ее таланта проявляются наиболее точно. В ролях же героинь-антагонисток Екатерины часто выступает актриса Владлена Святаш. Их контрастная актерская природа рождает столь важный для драматического искусства конфликт.

Представители различных режиссерских эстетик сходны в одном: героини, которых они поручают играть Матвеенко, стремятся сделать окружающий мир лучше, дарят человечеству надежду, что красота действительно способна спасти мир. Сценические образы Екатерины — пример красоты, за которой стоит духовная сила. Это чувствовалось уже в первом спектакле «Прощай, Юдо…», где хрупкость ее героини, безымянной девушки, олицетворяла все самое светлое, что есть в жизни. История, полная евангельских аналогий, давала понять, что в этом далеком от совершенства мире все же есть то, ради чего стоит оставаться верным своим принципам. То же неуловимое сочетание беззащитности и энергии отличает и героиню «Танго», по режиссерской задумке — саму любовь, «отброшенную» в сторону в бесконечной ситуации противостояния фанатика-идеалиста с грубостью и беспринципностью обывателей.

В театральном сообществе бытует мнение, что успех любого спектакля зависит от режиссера. С этим можно согласиться лишь частично. И опыт театра им. Шевченко показывает, что от актера, от совокупности творческих усилий коллектива зависит многое. Нередко один и тот же спектакль воспринимается совсем иначе, когда в нем играют разные актеры — параллельно, в разных составах, или когда смена исполнителей происходит со временем, в тех спектаклях, которые годами не сходят с афиш.

Даже те спектакли, в которых Матвеенко не играла изначально, зазвучали по-новому — определенно более точно. Ярчайшее подтверждение тому — Мона, героиня известной пьесы М. Себастьяна, которая в исполнении Екатерины, заместившей ушедших из труппы коллег в лирической комедии «Безiменна зiрка» (реж. О. Стеценко), в подлинном смысле стала неземной, недосягаемой, как для отрешенного романтика Марина Миррою, так и в отношении крепко стоящего на ногах Грига. И вот уже три года никто другой, кроме Матвеенко, немыслим в главной роли. Присутствующие в тексте астрономические метафоры теперь звучат иначе. Более того, идея Канта о звездном небе над нами и нравственном законе внутри нас, казалось бы, далекая от этой пьесы, в одночасье обретает зримое воплощение в грациозной пластике актрисы. Подобно классической статуе, она, почти нагая, замирает среди розария скромного учительского дома, осознавая: «И небеса следят за нашею игрой!» Нет, не все подвластно режиссеру, если в его руках нет главного — носителя уникальной актерской природы.

Вот уже 30 лет новые поколения зрителей открывают для себя некогда запрещенную комедию М. Кулиша «Мина Мазайло» в исполнении актеров театра им. Шевченко (реж. А. Беляцкий, А. Стародуб). «Перестроечный» неоавангардный гротеск постановки конца 1980-х по-прежнему актуален. Чувствуется, что умеренная откровенность мизансцен хранит на себе отпечаток первоисточника Л. Курбаса, в частности его идеи, что для актера движение важнее слова.

Улю Розсоху в настоящее время играет Екатерина. Профессионализм актрисы, охватывающий максимально полярный жанровый диапазон, делает и эту ее работу убедительной, демонстрируя, что на сцене театра «Березiль» не распадается связь времен, и что в некоторых чертах Матвеенко определенно есть что-то схожее с обликом великой Валентины Чистяковой, знакомой нам по фотографиям.

Благородная одухотворенность в сочетании с актерской универсальностью помогает Екатерине Матвеенко с легкостью воплощать новые творческие задачи, наполнять сегодняшний театр дыханием высокой вневременной культуры и ежевечернее оставлять в сердцах зрителей сильнейшее потрясение от встречи с прекрасным.

Викентий Пухарев

Так же на KharkovInform: