Брехт на сцене, в бронзе и в жизни


Дата публикации: 31 января 2018

ДОМ БРЕХТА. Самая расхожая фраза Брехта из тех, которыми встречают в Аугсбурге посетителей его музея — это сарказм драматурга по отношению к родному городу. Он всерьез говорил, что предпочитает в нем вокзал — ведь оттуда проще всего добраться до Мюнхена. Из этого следует, что Аугсбург Брехт не любил. Не тот масштаб. Но спасибо уже за то, что 120 лет, которые отделяют нас от рождения Брехта, мало изменили старую часть Аугсбурга. И мы можем исколесить ее за час и поразмышлять. Кто бы родился у Леопольда Моцарта в его родном Аугсбурге, если бы он не переехал в Зальцбург и не познакомился с будущей матерью великого Амадеуса? Или представить себе, что Брехт не решился бы покинуть Аугсбург и стал там обычным чиновником, а не одним из крупнейших драматургов ХХ века. Но в обоих случаях судьба распорядилась должным образом… Вероятно, Аугсбург тем и хорош, что, как всякий провинциальный город, рождает амбициозные мечты?

ПЬЕСЫ БРЕХТА сегодня актуальны не менее, чем в его времена. В «Трехгрошовой опере» попрошайки и власть предержащие сливаются в единый преступный синдикат. Законы нет смысла нарушать, ибо их можно «заказать» в выгодном для толстосумов варианте. В «Мамаше Кураж» Брехт показывает цену, которую должен заплатить человек, наживающийся на войне. Заглавную роль в этом спектакле блестяще играла жена Брехта Елена Вайгель. В «Кавказском меловом круге» Брехта справедливость торжествует в логике поведения женщины, которая рискует проиграть суд, но не хочет причинить боль своему ребенку. В «Добром человеке из Сезуана (китайская провинция Сычуань)», которым Юрий Любимов открывал театр на Таганке, Боги, спустившиеся на землю, безуспешно ищут, но, в конце концов, находят доброго человека, которым оказывается бывшая проститутка. Здесь сыграл одну из лучших своих театральных ролей Владимир Высоцкий. А еще в китайском театре Брехт увидел те условные формы зрелища, которые легли в основу его необычной теории. Он спорит с самим Аристотелем и, рискуя выглядеть чересчур рациональным, предлагает театр, который заставляет не слезно переживать чужую судьбу, а задуматься над ней.

ТЕАТР БРЕХТА находится в Берлине и по-прежнему называется «Берлинер ансамбль». Фактически он был создан 70 лет назад и стал «подарком» Брехту от правительства ГДР. Драматург был обласкан также советской идеологией, поскольку справедливо считался антифашистом и лил воду на коммунистическую мельницу. Однако в его творчестве все было не так по-советски прямолинейно.

Помещение «Берлинер ансамбль» с крутящимся неоновым кольцом на крыше внутри выглядит осколком старых имперских зданий с позолотой, лепниной, светильниками в форме подсвечников, хрустальной люстрой и даже журчащим фонтаном. Все это противоречит аскетической теории Брехта и принципам оформления его спектаклей. Но нисколько не смущает зрителей, поскольку обновленная труппа Берлинер ансамбль по актерскому составу — одна из лучших в Европе. Это доказала недавняя инсценировка романа В. Гюго «Отверженные», которую поставил в театре Брехта режиссер Ганс Касторф. Спектакль длится шесть часов с получасовым перерывом, а до недавнего времени его играли семь с половиной. Необычность «Отверженных» и в том, что его действие перенесено из революционного Парижа ХІХ века в предреволюционную Гавану ХХ столетия (которую, кстати, называли Карибским Парижем). Брехту понравилось бы наверняка!

ГАРЕМ БРЕХТА. Именно так называлась выпущенная издательством «Совершенно секретно» в 1997 году книга о великом немецком драматурге и театральном новаторе. Один из биографов драматурга уже приводил слова Брехта о том, что тот любит хороший сыр, быструю езду в авто и короткие заседания. А вот Юрий Оклянский, автор книги «Гарем Бертольда Брехта», раскрывает еще одно его пристрастие: «За одну хорошую мысль я готов пожертвовать любой бабой. Почти любой, — уточняет Брехт. — Мыслей гораздо меньше, чем баб». И все же книга Оклянского не для любителей «клубнички», хотя количество любовниц у его героя явно зашкаливает. На самом деле «гарем» был подсчитан для того, чтобы доказать в судебном процессе: все «наложницы» Брехта были его литературными рабынями, то есть Брехт не вполне сочинитель своих пьес, а только их «соавтор». У инициаторов этого судилища была цель — издать Брехта заново, а значит, перераспределить гонорар за использование пьес на сценах всего мира. Разумеется, этого не случилось. К тому же Брехт — гений. А у гениев бывают свои причуды и слабости.

Александр Чепалов

Так же на KharkovInform: