В ноябре на сцене новой концертной площадки в ультрасовременном «VICTORY CONCERT HALL» прошла встреча с Севой Новгородцевым


Дата публикации: 30 ноября 2018

«Пасьянс жизни раскладывается непредсказуемо, и если мне в жизни что-то выпадает, если открывается дверь, я в нее вхожу», — на афишах о творческой встрече всего одна строчка: «Встреча с легендой».

Музыкант — одна из моих профессий. На протяжении 12 лет я играл и с остальными музыкантами общался довольно тесно. Музыканты — очень чудные люди, как правило, почти все добрые, шутники, тонко настроенные души. Пока музыкант совершенствуется, у него не остается времени на философию, размышления и, в принципе, думать о жизни он фактические не может. Поэтому музыканты в каком-то смысле однобокие — они хороши в одном, но плохи в остальных вещах. Отчасти это стало причиной, почему я бросил играть, — говорить долго было не о чем, собеседников было мало.

Мой род деятельности принял совершенно иной оборот — я начал работать на радио, и необходимо было пополнять эрудицию, были свои требования по владению русским языком, особенно для передачи «Севаоборот», где я должен был брать интервью. Была тщательно продуманная концепция и типажи ведущих. Троицу «Севаоборота» я формировал по принципу Битлз. Все три персонажа должны быть разными. Я — центральная фигура, нейтральный, позвал Алексея Леонидова, с летучим тенором и легким смехом. В эфире это замечательно звучало. Для третьего типажа мы выбрали серьезного журналиста Леонида Владимирова. На создание одного сюжета отводилось полтора дня, и активная работа с книгами, шутками и разговорами занимала много времени.

Когда музыка отошла на второй план, дружба с иностранными музыкантами закончилась. Сейчас я иногда играю на флейте, дома у меня есть классический репертуар, который я иногда проигрываю, чтобы находиться в форме, но послушать музыку на виниле, так чтобы расслабиться и целый день ничего, кроме музыки, себе позволить не могу — день расписан, я пишу книги, отвечаю на запросы и комментарии.

Юмористические четверостишья Сева Новгородцев называет «Салфеточной коллекцией». И впрямь салфеточные, ведь написаны на том, что попадается под руку. Коротенькие, искрометные, их легко исполнять под гитару. Чего не было тогда, на радио. И вливаться приходилось через юмор, но только английский.

Попал я на BBC программным ассистентом. Мне нужно было переводить уже набранный текст и потом зачитывать его в эфире. Работа однообразная и высушивающая. Поэтому я начал искать другие передачи и нашел ту самую программу поп-музыки. В эфире к музыке прилагались шутки, которые сегодня покажутся непонятными, но на тот момент все было очень красочно. Хотя в предыстории работать с музыкой было некомфортно. Когда я пришел на BBC, мне было 37 и за спиной стаж музыканта. Я уже играл определенные вещи. И тут еще сработал фактор разницы поколений. В общем, было сложнее. В этом чувстве дискомфорта я проработал определенное время, пока не влился. А помогли мне мои коллеги, что направляли по тематике для аудитории, скорее, они меня подстегивали.

Сейчас я никакую современную музыку не слушаю, только то, что в сети попадается, постмодерн может быть. В Швейцарии есть учебный оркестр «Сан-Андреас», они играют джаз. Там и трубы, и саксофоны. Все это чисто, наивно. Прям сердце радуется, когда слушаю.

Работа на BBC длилась до 2015 года. «Я с ними попрощался», — вспоминает. А сегодня Сева Новгородцев в свои бодрые и свободные 78 колесит по миру с новым для себя жанром творческих встреч, идея которых, кстати, принадлежит Борису Гребенщикову. И на просьбу гостя из зала рассказать о друзья-артистах, говорит о них, таких же легендарных — Андрее Макаревиче и Борисе Гребенщикове.

С Борисом я точно не помню, как мы познакомились, но это было уже в Лондоне. С каждым новым материалом он приходил к нам в дом и пропевал все песни из альбома под гитару. Что мне нравилось особенно, у него в альбоме всегда был поэтический прорыв, глубокие слова, целая философия. Он гениальный поэт. Совершенно. Так продолжалось довольно много лет и сейчас продолжается.

А с Андреем Макаревичем все произошло немного по-другому. В небольшом клубе Лондона у них был первый концерт в Англии. Я за границей соскучился по русскоговорящим артистам, особенно музыкантам. Что было ностальгией со времен моих гастролей как музыканта. Я пошел к ним с подарком. Когда-то, на Виргинских островах, мне удалось добыть минералы, камни. Из них я сделал целую коллекцию украшений. И Андрею Макаревичу подарил перстень с черным камешком, который он носит до сих пор на правой руке. Под вдохновением от моих рассказов о Виргинских островах он написал песню. Те самые строки из песни «Когда откричат крикуны». Так началась дружба, которая длится до сих пор.

Жизнь складывалась, как и полагается легенде — от первых шагов на радио ВВС до награждения орденом «Кавалера Британской империи».

В начале апреля 2005 года на семейной машине мы приехали в Букингемский дворец, при всем полагающемся одеянии. Изначально нас повели в картинную галерею королевы, где дали инструкцию по награждению. В тот день награждали более 300 человек, и если бы королева прикалывала ордена в течение всей церемонии, она бы исколола пальцы. Поэтому нам надели маленькие крючочки на фраки, а на самом ордене есть маленькое колечко, за которое его подвешивали. Этот орден скорее добавлял чести, нежели материальных благ. С работы уже не уволят, это во-первых, а во-вторых — в церкви Святого Павла есть часовня, где все обладатели ордена могут крестить детей и справлять свадьбы. Возможностью этой пока мы не воспользовались, но право есть и это приятно.

Так же на KharkovInform: