Академичный, хитовый, гражданский, хип-хоповый, консервативный, лиричный, разностильный


Дата публикации: 7 мая 2020

Борис Севастьянов — харьковский певец и музыкант, аранжировщик оркестра «Виртуозы Слобожанщины», до 2014-го — академический композитор, писавший симфоническую музыку и саундтреки для кино, после 2014-го — автор-исполнитель, чьи песни «Грады», «Это, детка, рашизм», «Отцепитесь» и другие взорвали Интернет, стали хитами, миллионниками по просмотрам роликов.
Какие из своих песен ты сам считаешь наиболее удачны- ми во всех отношениях?
«Грады» или «Рашизм» стали популярны благодаря смыслам, которые витали в воздухе в 2014 году. Я просто их сформулировал и облёк в песенную форму. Люблю также менее известную свою песню «Ніколи знову» — она совершенно неформатная, с ритмически ломаным текстом, который подчёркнут страшными кадрами Второй мировой войны. И ещё «Будем просто любити» — светлую, мажорную, медленную; я написал и посвятил её своей жене Юле, когда она была беременна нашей дочкой Даной.
По жанру твои песни — рок-баллады?
Песни, ставшие известными, написаны, грубо говоря, в стиле хип-хоп, с использованием инструментов симфонического оркестра, иногда рок-гитар. Я никогда особо не любил деления на стили, это деление довольно топорно и условно. Вот «Битлз» — это рок? Рок. А как же «Yesterday», исполненная под гитару и классический струнный квартет? Какой же это рок? Значит, «Битлз» не рок-группа? Подобных риторических вопросов можно задавать много. Они лишь свидетельствуют о разнообразии и сложности музыки как явления, о примитивности и условности стилистических делений. В каждом направлении музыки можно позаимствовать что-то интересное, уникальное, в хозяйстве всё пригодится. Вот я и отвечаю всегда, что пишу в разных стилях. Ну, а война скорректировала тематику песен. Стало больше песен на социально значимые темы, хотя и любовная лирика никуда не делась. Но лирические песни находятся в тени песен-миллионников и менее известны. Кстати, с 2015 года я пишу песни исключительно на украинском языке.
Ты выступаешь в основном на передовой, в зоне ООС? Пишут, что с 2014-го ты там дал около трёхсот концертов.
Выступлений в АТО было точно больше, не считал. Бывало по три-четыре выступления в день, в разных частях, — и так по две недели в месяц. В 2014‒2015-м годах был очень напряжённый график поездок, потом стало меньше. В 2017-м я написал книгу «Монах»: это история про военного, вернувшегося из АТО в Харьков.
Каков твой контекст, что тебе близко и интересно из музыки?
Я слушаю или создаю музыку на заказ по несколько часов в день, это работа. Но даже отвлечённо слушая музыку, я волей-неволей начинаю её анализировать, а бóльшая часть той музыки, которая нас окружает, построена на типичных оборотах и похожих приёмах и быстро надоедает. Если уж выдаётся свободный денёк и возникает желание просто послушать музыку — я довольно консервативен в выборе и слушаю то, что слушал и лет пятнадцать назад: различную классику, особенно фортепианные концерты, старый добрый рок семидесятых типа «Queen» или рок-оперу «Jesus Christ Superstar», джаз тридцатых-пятидесятых годов в разных интерпретациях.
У тебя есть замечательный пост об оде Харькову, которую написать не получается. А какое для тебя самое харьковское место в Харькове, передающее его суть и дух? Или самое любимое.
Очень любил Каскад. После ужасной реконструкции и перекрытого многоэтажкой вида это место утратило свою прелесть. А вообще я люблю весь Харьков, со всеми плюсам и минусами. Знаешь, это как любить родного человека. Но особенно люблю неприметные пустые дворики на Подоле, в районе Рымарской, на ХТЗ, на Москалёвке. Обожаю старый, уютный, максимум двухэтажный Харьков. Тот, каким в детстве его видела ещё моя бабушка.
Беседовал Андрей Краснящих

Так же на KharkovInform: