Заметки о литературе


Дата публикации: 10 Декабрь 2012
Заметки о литературе

Никогда не думайте о медведе у забора. Особенно это касается спортсменов. В меньшей мере нефтяников, но тоже опасно. Дело не в последствиях, к которым все привыкли. Если на месте медведя вы, а на месте забора — ваша жена, то этот образ не причинит вам вреда. Когда же на вашем месте медведь, а вместо жены — забор, ситуация неразрешима. Только воображение способно создать корову, быка или телёнка, только рукой мастера создаются окно, околица или дымоход, и поневоле иногда думаешь, откуда берутся образы, например, медведь у колодца или медведь на трамвайной остановке (ибо откуда приходит образ медведя у забора, мы уже знаем).

Что приходит вместе с образом? Ощущение счастья? Нет. Знание? И нет, и да. Удовольствие? Опять же да. Во многих книгах написано, что чем больше образ, тем больше удовольствие. Сравните: таракан и медведь. Медведь, конечно, приятней. А что мы знаем о таракане? Абсолютно ничего нового. Цвет, материал, из которого он состоит, скорость передвижения, ещё две-три физические особенности и внешние свойства — этим наше знание о таракане ограничивается. Исключительность таракана диктуется его движением. Что он ест, никто не знает. Как убить его — тоже. Отсюда и ограниченность познания через образ: мы знаем только то, что знали до появления образа.

Отчего же зависит счастье человека? От счастья медведя, о котором человек думает? Возможно. Но если медведь и человек счастливы по разным причинам? Если по противоположным: медведь, скажем, счастлив от того, что съел человека, а человек от того, что съел медведя? Но в этом случае один из них неизбежно остаётся несчастным, делая несчастным и сам образ. Отсюда недостаточность ощущения счастья для появления образа. Дело не в количестве медведей. Три, пять медведей счастья не добавят и не отнимут: его останется ровно столько, сколько было в голове до первого медведя. Никого не надо переубеждать, что отсутствие счастья — это несчастье, как, скажем, отсутствие котлеты — это не котлета. В данное время мы ещё не располагаем аргументами, чтобы в достаточной мере утверждать, что отсутствие котлеты — это не борщ, не сахар или не пирог, но и без доказательств ясно, что если нет котлеты, то её нет. Следовательно, и это кульминационный момент в нашей теории, образ несёт несчастье.

Что вы себе представили, когда я просил: никогда не думайте о медведе у забора? Медведя у забора. А почему? Потому что «медведь у забора» — это образ, а «никогда не думайте» — не образ. А человек ещё не научился думать не образами, потому что до сих пор думает образами. Конечно, медведь у забора не самый страшный образ, который можно придумать.

Есть страсть. Есть воровство, есть остывший борщ, есть много чего, о чём можно заставить задуматься простого человека. При этом можно говорить ему «подумай» или «не думай» или «никогда не думай», он подумает всё равно. Раньше считалось, что человек думает назло, чтобы сделать другому неприятное, но последние исследования показали, что человек просто не способен не думать. Гордиться, тут, конечно, нечем, но выход есть. Потому что есть вход, через который человек мыслит образами. И этот вход через голову, то есть через то место, куда человеку образы поступают. Другого входа у человека нет. А выход только один — мыслить не-образами. Не-образ — это такой образ, при котором образ не формируется. Достаточно сказать «не-образ», и не появится никакого образа. Но этого мало. Нужно учиться мыслить не-образами. Есть много способов научиться мыслить не-образами, и мыслить не-образами только один из них. Самый надёжный способ — это не полагаться на собственную память, ибо знать и помнить не одно и то же, что подтверждает этимология самих слов. Когда человек знает что-то, то память играет вспомогательную роль, не давая ему об этом забыть. Когда человек помнит о чём-то, то упускает из памяти что-то другое, и, следовательно, память работает в обратном режиме забывания.

На практике это реализуется ещё проще: думая цифру 5, человек не думает о цифрах 1, 2, 3, 4, 6, вплоть до десяти, а ведь эти цифры тоже существуют. Значит, теряется логика, так как «пять» без других цифр — это просто слово «пять», а не «пять чего-то», и образа «пять ничего» не существует. Чтобы представить пять чего-то, нам сначала нужно вообразить «одно что-то», «два чего-то», пока чего-то не станет ровно пять.

То же самое происходит, когда мы говорим «полпятого», и появляется образ четырёх с половиной, в то время, как полпятого — это два с половиной. Логика нарушается, а образ остаётся. А надо, чтобы нарушился образ, и появился не-образ.

Другой способ мыслить не-образами состоит не в забывании, а наоборот, в запоминании. Но этот способ применим только на людях с хорошей памятью, потому что смысл его в том, чтобы постоянно думать об одной и той же вещи. На этот раз мы приведём пример с другой цифрой — восемь. Если вы всё время будете думать о восьми, то другие цифры вам просто не придут в голову. Трудность данного способа, как уже указывалось, заключается в том, чтобы не забыть саму цифру восемь. Для этого необходимы ежедневные тренировки и повышенное внимание. Думая каждый день о цифре восемь, вы не только укрепите свою память, но и расширите свою эрудицию и интеллект.

Третий способ научиться мыслить не-образами осуществляется от противного. Вы представляете себе что-нибудь противное (возьмём на этот раз цифру два) и каждый раз, когда в вашей голове возникает образ, думаете о противном. Вскоре каждый новый образ будет вам противен. Например, вам противна предложенная цифра два, противна до такой степени (два в степени), что вы стараетесь побыстрее забыть или начать не думать о двойке. И вот вам в голову приходит образ жены, вы тут же думаете «две жены», вам становится до такой степени (две жены со степенью) противно, что вы тут же забываете о них. Или проголодались и воображаете еду, испытанным способом вызываете двойку, думаете «две еды», и аппетит проходит.

На самом деле, конечно, не только цифра два может быть противной. Это только пример. Противными могут быть и цифры 3, 4, 6, 9 и даже числа 11 и 12. Может быть сразу несколько противных чисел, их можно употреблять поочерёдно, вызывая разные степени противности. Допустим, три жены — ещё куда ни шло, а от двенадцати вам становится гадко.

Если предыдущие способы были направлены на разрушение традиционного образа, то следующий — на формирование традиционного не-образа. Вообразите себе образ «сфрынь» или «клювит». Мы знаем, что традиционный образ отличается от другого традиционного образа не только буквами, но и цветом, объёмом, а где необходимо, и запахом. В то время как не-образ сфрыня отличается от не-образа клювита только буквами. И то под большим вопросом, потому что и в слове сфрынь, и в слове клювит по шесть букв.

Когда говорят, что человек думает головой, я не верю. Человек думает мозгами. И только выдающиеся люди умеют думать головой. И то лишь в тех случаях, когда их мозги заняты чемто другим. Мне всегда были немного смешны люди, считавшие, что голова дана человеку, чтобы думать, только потому, что в ней находятся мозги. Это всё равно, что сказать, что голова дана человеку, чтобы есть, ― только потому, что в ней находится рот. То, что рот находится в голове, само по себе ещё ни о чём ни говорит. Когда человек очень захочет есть, его могут накормить и через капельницу. Точно так же и с мозгами. Захоти человек подумать, и он начнёт думать чем угодно.

Текст: Андрей Краснящих

Так же на KharkovInform: