Загул в прошлое


Дата публикации: 15 сентября 2011

Олег Зайончковский
Загул: Роман
— М.: АСТ: Астрель, 2011. — 220 с.

Автор романа «Загул» — двукратный финалист «Русского Букера» и завсегдатай шорт-листов премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга» — в своей новой саге продолжает тему постсоветских отношений в уютных условиях Подмосковья. Из книги в книгу, ранними «Сергеев и городок» и «Петрович» начиная, переходит галерея его героев — провинциальных интеллигентов, которых автор по-особенному любит, словно Шукшин своих чудиков.

Вот и на этот раз, уйдя в загул после ссоры с женой, главный герой — скромный инженер и примерный семьянин — окунается в веселый омут столичной истории. Казалось бы, три дня запоя, из которых всего-то сутки в Москве, а приключений русской души-горемыки в поисках ушедшего времени хватило бы еще на пару романов.

Вот только не нравится нашему герою нынешняя столица, пестрящая пришлым людом. «На всех языках, кроме русского, Москва заговаривала с Нефедовым, смущая и создавая впечатление сложности, недоступной его пониманию». Да и самого автора, кажется, не особо волнует авантюрная фабула с похищением музейной рукописи, за которой охотятся немецкие слависты, а также ее героическая оборона главным героем, укрывшимся в доме друга-бандита. Гораздо ярче прописаны частые заплывы по волнам советской памяти, то и дело случающиеся в истории нашего героя. Добрый юмор, тонкая сатира и целая россыпь анекдотичных случаев из жизни с терпким ароматом подмосковного реализма и неизбывной тоски по прежней жизни. «“Агдам”? — удивился он. — Лет двадцать его не пил. — Ксенофонтов выудил из портфеля бутылку и повертел в руках. — Вот, Гарик, и дожили мы до хороших времен, — сказал он глубокомысленно. — “Агдам”, и без очереди — это же коммунизм практически». Купить книгу онлайн по самым низким ценам в интернете. Мы гарантируем Вам быструю доставку вашего заказа.

[img=left alt=Загул в прошлое]http://www.inform.kharkov.ua/modules/books/images/rusbook.jpg[/img]Илья Стогоff
Русская книга: Роман
— М.: АСТ: Астрель, 2011. — 256 с.

Автор романа «Русская книга», питерский журналист Илья Стогов ищет дальше и копает глубже. Налицо дотошный экскурс в историю Древней Руси, хотя сам автор считает, что его книга совсем не про историю. «Просто, чтобы понять страну, в которой мы живем сегодня, приходится начинать очень издалека, — утверждает Стогов. — Что будет с Россией завтра, напрямую вытекает из того, что с ней было вчера». И хоть дома у автора «собралась вполне приличная библиотека языческих библий — мансийская «Янгал-Маа», коми-зырянская «Му Пуксьм», эрзянский «Свияжар», хантыйский «Так Молупси», но он все равно рвется в глубь России — в поисках то ли национальной идентичности, то ли просто приключений на пятую точку. Три года, сорок поездок, сотня интервью — с потомками Ильи Муромца и биографами Алеши Поповича. Мол, начинаешь разбираться, и оказывается, что с детства усвоенные факты — это никакие и не факты, а просто дырка от бублика. И главным блюдом на праздничном столе язычников все равно оказывается водка.

[img=left alt=Загул в прошлое]http://www.inform.kharkov.ua/modules/books/images/verakobec.jpg[/img]Вера Кобец
Прощание: Книга рассказов и монологов
— СПб.: Амфора, 2011. — 220 с.

В книге рассказов и монологов «Прощание» Веры Кобец, чьи тексты в Гарвардском университете включены в курс «Петербургский текст русской литературы», тоже не особо сладко. Грусть и одиночество женщин, смутная тоска мужчин. И пускай у героини «все как-то на диво слаженно и гармонично, и любой поворот головы, любой жест создает на миг в воздухе нежный, пленительный и дразнящий рисунок», но хмурых героев «странным образом это не радовало, а вызывало едва уловимую и всетаки гложущую тревогу». И это неудивительно — для города, издавна привыкшего к репрессиям. «Матовый блеск асфальта после дождя — вот и вся ваша ленинградская школа», — писал Довлатов. Теперь вот к ней прибавился еще и «петербургский текст» Веры Кобец о том, как выживает интеллигенция на обагренным не только грозовым заревом асфальте питерских мостовых. «А вы знаете? — прячет глаза, теребит угол тетрадки. — Девочка в нашем классе сказала, что правильнее, чтобы столицей был Ленинград». — «И что ты об этом думаешь?» Неуверенный взгляд снизу вверх, уши, как свекла, тетрадка скручена в жгут: «Я думаю, это правда».

Словом, назад в будущее, как и было сказано.

Так же на KharkovInform: