Общество с качеством


Дата публикации: 29 Июль 2012
Boris_Akunin2

Уже до новой эры человечество почему-то было убеждено, что ничего нового «под солнцем» нет. Тысячи лет спустя человечество все еще видит перед собой непаханное поле, упорно изобретая инструментарий для культивации.

И мы не столь уж малого добились: «вчера» более-менее упорядоченная жизнь общества основывалась на авторитете религии и страхе перед наказанием; «сегодня» очень многие граждане демократий законопослушны по убеждению. Вплоть до недавнего времени нравственность держалась на «религиозном запугивании»; произошедший в XX столетии кризис веры продемонстрировал, что высказанное Достоевским опасение «Если не станет Бога, все окажется дозволено» не подтвердилось — современный ответственный индивидум в состоянии вести себя нравственно и без угрозы расплаты за грехи. Вопрос лишь в том, что к ответственности некоторые общества приходят самостоятельно, некоторые — движутся в догоняющем темпе развития, а третьи обречены конфликтовать с ответственным миром, не находя внутренних
ресурсов для эволюции.

Значит, все дело в некоем Качестве, которое позволяет обществу двигаться в сторону морального и материального прогресса, — так думал Антон Клобуков, 19-ти лет отроду, петербургский студент, осколком старого времени стоящий на пороге Революции и Гражданской войны. То, что время было старым, Антон понимал прекрасно, поэтому истово жалел каждого, кому было более пятидесяти — не приспособятся, не впишутся. «Концу эпохи» и развалу империи посвятили свою жизнь и отец и мать, интеллигентные люди, в первую большую войну убеждавшие: «Безнравственно шиковать, когда беднота мерзнет. Люди терпят, будем терпеть и мы». А у отца неотступный кашель и холод ему опасен. Отец и мать, безусловно, обладали тем самым Качеством, о котором непрестанно думал Антон и которое стремился формулировать.

Аристономия — это «улучшение» личности и общества, и тот внутренний закон, которому неукоснительно следуют личность и общество, обладающие достоинством. Иными словами — «принцип лучшего», благородство в эпоху добра и зла. И пусть вас не смущает производное от «аристос» понятие «аристократии», первоначально означавшее «власть лучших людей», но постепенно эволюционировавшее или регрессировавшее — еще один вопрос истории — во «власть знатных».

Аристономия Антона Клобукова и его автора Акунина-Чхартишвили к дворянскому происхождению не имеет отношения. Лишь движущая сила «лучших людей», как было сказано.

В романе Акунина-Чхартишвили — подписавшегося и псевдонимом, и фамилией потому, что «вложил в «свой первый серьезный роман» то, чему научился и в качестве беллетриста, и в качестве эссеиста» — также фигурируют «аристофилы» и «аристофобы», «аристонимические характеристики» и «аристобежные тенденции», «аристогенные условия» и «диктаторы-аристофаги».

По прочтении книги о скатываниии общества к средневековью в первой четверти XX столетия становится удивительно, как прежде можно было обойтись без понятия «аристономия», впрочем, без самих аристономов XX век обходился довольно часто. Аристономы России свою страну от пропасти не уберегли — слишком поздно, слишком мало четких и разумных решений, еще меньше эффективности и чуткости власти — и она, страна, стала для них «не матерью, даже не мачехой». «Это распад цивилизации. Как полтора тысячелетия назад, когда Рим захватили варвары. Когда-нибудь, наверное, родина опомнится, цивилизация прорастет через развалины робкой травой».

Аристономия
Акунин-Чхартишвили
М.: Захаров, 2012. — 544 с.

ТЕКСТ: ТАТЬЯ НА ДОНЕЦ

Так же на KharkovInform: