БАНДЫ ШОЛТЕС: «ВОПРОС В ТОМ, ВЕРИШЬ ЛИ ТЫ НАПИСАННОМУ ИЛИ УЖЕ НА ТРЕТЬЕЙ СТРАНИЦЕ ВИДИШЬ, ЧТО ПРИТЯНУТО ЗА УШИ»


Дата публикации: 28 июля 2018

Банды Шолтес (Bandy Sholtes) — украинский русскоязычный писатель, живёт в Ужгороде. В харьковском издательстве «Фолио» вышли его книги «T-Shirtология: Общая теория футболки» (2015) и «Фрики Европы, или Экспедиция за вином» (2016), в киевском издательстве «Люта справа» — роман «Остров Sziget, или Труселя Iggy Попа» (2016).

— Твой принцип — что книга должна быть лёгкой, весёлой и невыдуманной. Как, например, у кого? Кто для тебя образец такого письма в мировой литературе?

— Ну, это не очень честный вопрос 😉 Если писатель называет любимых авторов, читателю может показаться, что он копирует их или старается писать в том же стиле, направлении. Думаю, писатель берёт пример с тех авторов, кого любит и уважает, но один в один снять их манеру письма не хочет и не должен. Естественно, у меня есть любимые писатели, но я их беру за образец только в смысле трудолюбия и серьёзного отношения к тексту. Но вот пара имён — Чарльз Буковски, Джулиан Барнс, Адриан Гилл, Уильям Тревор, Вуди Аллен, Сандро Веронези, Ричард Фейнман, Джузеппе Куликкья, Билл Брайсон. Ясно, не все они писали невыдуманную литературу. Но вопрос в другом — веришь ли ты написанному или уже на третьей странице видишь, что абзац, деталь или оборот притянуты за уши? Как только я чувствую фальшь в книге — сразу же бросаю. Физиологически не выношу фанерную надуманность.

— Bandy — это по-венгерски? И сразу ещё один вопрос: ты в какой-то мере — может быть, тематически или настроенчески, интонационно — и венгерский писатель?

— Да, Bandy — это венгерский вариант имени Андрей, по-ихнему — Ондраш. Вот мы называем Евгения Женей, а они часто называют Ондрашей Bandy. Надеюсь, не слишком запутанно.

А по поводу второго — венгерским писателем бы себя не назвал, да и венгерским критикам бы это не пришло в голову. Но должен добавить, что с детства некоторая часть моей ментальности сформировалась — подчёркиваю, частично — на основе венгерской культуры. Я читал венгерские журналы, слушал венгерскую музыку, смотрел/слушал венгерское телевидение, радио, дружил с венгерскоязычными людьми. Ну и много раз бывал в Венгрии. Конечно же, всё это повлияло в какой-то мере. Но это нормально для Центральной Европы, где, проехав сотню-другую километров, ты оказываешься в другой языковой и культурной среде. Считаю, это пошло только на пользу — обогатило и расширило мой кругозор.

— Как считаешь, есть будущее у русскоязычной украинской литературы, или это сейчас явление временное, переходного периода, и в следующем-позаследующем поколении русский украинской литературе не будет нужен?

— Я не верю в прогнозы и сам ничего не прогнозирую. Будущего никто не знает. Тут, мне кажется, всё зависит от качества этой самой русскоязычной украинской литературы. Если авторы, пишущие на русском, будут публиковать хорошие, интересные, цепляющие тексты, книги — то будущее есть. Считаю, если книга хорошая, то её прочтут, оценят и полюбят и на русском, и на украинском. А плохая книга не вызовет резонанса у читателя, пусть она написана самым изысканным украинским или русским языком. Конечно же, сегодняшняя тенденция показывает, что авторов, пишущих на украинском, будет только больше, это естественно и правильно. Но повторюсь, очень важен уровень качества текста.

— Ты бывал с презентацией своих книг в Харькове — географически это антипод Ужгорода, на другом конце Украины. Чем Харьков похож на Ужгород, и в чём кардинальное различие?

— Похож тем, что граница рядом. И ещё красивыми девушками. А различие в спокойном, даже ленивом ритме жизни ужгородцев. Харьков значительно энергичнее. Ну и он намного больше.

— «T-Shirtология» — «полутрикотажный роман», «Фрики Европы» — «полудорожный», «Остров Sziget» — «полуфестивальный». О чём и в каком жанре будет твоя следующая книга?

— Новая книга создана на основе реальных событий, она почти готова. Название пока не скажу, но роман о человеческих отношениях, об эмигрантах, об ощущении себя в чужой стране, об алкогольных приключениях и не только. Ну и само собой, роман будет смешным и весёлым. Без этого мне неинтересно писать книги.

Интервьюировал Андрей Краснящих

Так же на KharkovInform: