Защищая Джейкоба


Дата публикации: 2 августа 2020

 

 

Крепкий американский детективный сериал с хорошими актёрами.

Играют они ровно в тех же образах  и с теми же выражениями лица, что и в самых известных своих фильмах: Крис Эванс — Капитан Америка, Мишель Докери будто только что вышла из «Аббатства Даунтон», «Хорошего поведения» и «Забытых Богом» разом, «оскароносный» Дж. К. Симмонс напоминает одного из двух своих героев «По ту сторону». Однако это лишь добавляет сериалу драматургического объёма, в котором привычные актёрские типажи, располагаясь по отношению друг к другу в прихотливой конфигурации, делают сюжет максимально напряжённым и до конца действия, а также по окончанию его многовариантным. Чёткого ответа, убил ли четырнадцатилетний Джейкоб, ребёнок как ребёнок, своего одноклассника, зритель не получает даже в финале, как не получают ответа в сериале и родители Джейкоба, которых играют Эванс и Докери.

Фабула балансирует, подбрасывая то доводы за, то улики, указывающие на кого-то другого, а героиня Докери всё вспоминает случаи из раннего детства Джейкоба, когда он, теперь довольно замкнутый, тихий подросток, проявлял агрессию. Герой Эванса, отец Джейкоба, первый помощник окружного прокурора маленького благополучного городка, отстранённый в связи со следствием от работы, одно- значно верит сыну, изгонят любые сомнения.

Симмонс играет деда, до приключившегося с Джейкобом и семьёй не знакомого с ними, поскольку уже тридцать лет сидит в тюрьме за изнасилование и убийство. Вот такая семейная конфигурация, и одна из ключевых линий фильма держится на проблеме генетического наследования. Поэтому и спектр решений, которые принимает зритель, как и герои, по ходу фильма в зависимости от того или иного сюжетного поворота, чрезвычайно велик: Джейкоб — «прирождённый убийца»? Вообще не убийца, а жертва стечения обстоя тельств? Убийца поневоле? Убийца-мститель? (Убитый его буллинговал.) И многие-многие другие возможные варианты.

Ответ, повторяю, мы не получим и в конце фильма. Это говорит о том, что он для сюжета, может, и не столь важен по сравнению с другими поставленными вопросами и проблемами: например, должна ли быть вера своему ребёнку, его словам, чиста и слепа, и нужно ли идти в этой вере до конца. И с другой стороны, если всё убеждает в том, что он преступник, имеешь ли право смолчать просто потому, что это твой ребёнок. И с третьей — вопрос об ответственности за то, что воспитал преступника, не доглядел.

На фоне этих вопросов, мучающих героев Докери и Эванса, тот, что непосредственно относится к детективному жанру (из общей жанровой амальгамы сериала, включающей, как видите, и семейную драму, и драму воспитания, и подростковую и т. д.), совершенно непроницаем, как непроницаемо для родителей и зрителя лицо самого Джейкоба, с него не считывается никаких указаний, дающих право обосновать свой выбор за или против. Остаётся единственно верить или не верить Джейкобу и в его невиновность.

Рассказываемая о нём история то отводит от него подозрения, принимая в общее с ним сюжетное пространство зарегистрированного педофила, то, наоборот, подкидывает неоспоримый аргумент в виде ножа, тайно купленного, тайно хранимого Джейкобом, то снова реабилитирует его в наших глазах, то опять заставляет сомневаться.

А кроме того, с первой же серии параллельно разворачивается и связанная с основной фабулой, но происходящая уже после всего история, где убитый горем отец Джейкоба даёт показания на суде. И она тоже будет держать интригу до конца.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: