Забытые Богом


Дата публикации: 30 сентября 2018

Что ж, эпоха феминизма, и в сериалах тоже. Мы уже знакомы с феминистской антиутопией («Рассказ служанки»), феминистским детективом («Мост» и др.), комедией («Удивительная миссис Мейзел»), политической драмой («Правительство»), политической комедией («Вице-президент») и политическим триллером («Родина»), и вот первый настоящий феминистский сериал-вестерн. «Настоящий» — и в смысле хороший, и в смысле феминистский, а не просто с женщиной в главной роли или о женщинах. Да, тут, бывает, грань тонка, но в принципе, разобраться можно — или почувствовать: если тебе, мужчине, не совсем уютно, или не всё ясно, или видишь, вроде бы твой мир, знакомый, но как-то с совершенно иного, непонятного ракурса и акценты расставлены по-другому — то, верно, этот фильм не о тебе, а о женщине.

Дело, говорю, не в тематике, не в киндер-кюхе-кирхе, трёх мужских «К», которые феминистский жанр заменяет чем-то иным, скажем, трёмя женскими «М»: материнство и т. д. Дело в точке зрения — и в стиле, способе изложения материала, интонации, с которой это делается, ритме, музыке, напеве, если хотите. Это другая музыка, красивая, ни грустная, ни весёлая — другая, но внутренне раздражающая мужчин, точнее, чужая им, они не понимают, о чём она.

И «Забытые Богом» — хороший пример, рецензенты-мужчины как один пишут, что сериал классный, но необычный, и чтобы объяснить себе почему и чем, подбирают слова: «спокойный», «неспешный», «плавный», вплоть до «наивный». Это от бессилия, и пожалуй, самое то слово будет просто «нетипичный», если типичный — это мужской. «Забытые Богом» — о маленьком городке женщин, скорее посёлке даже, — вдов: все мужчины погибли во время аварии на шахте. Осталось двое-трое, в том числе шериф и мальчишка — его помощник. Шериф постепенно слепнет — и это уже маркер того самого, «другого», и стоит задуматься, почему слепнет — не глохнет, не теряет рассудок и т. п. Такие же маркеры — мёртвый индеец, ни друг, ни враг, сопровождающий в походе шерифа, перехоронение гроба другим главным героем, бандитом, ставшим хорошим, библейско-проповеднический пафос другого бандита, который хорошим не станет никогда. Рецензенты пишут о мистической линии сериала — но полноте, к чему бы тут мистика; то, что мужчины называют мистикой, женщины чувствуют по-другому.

Вообще мужские рецензии на этот сериал пропитаны недоумением, всякими «зачем» и «почему» (добавим к тем, что выше, ещё, например, «такая долгая сцена обуздания лошадей»), что в итоге списывается на недоработку его создателей — правда, тут же, представляя сериал, отмечают, что продюсер его — сам Стивен Содерберг, а режиссёр и сценарист — Фрэнк Скотт, написавший сценарии к фильмам «Маленький человек Тейт» (1991), «Достать коротышку» (1995), содерберговскому «Вне поля зрения» (1998), «Особому мнению» (2002) Спилберга, «Переводчице» (2005) Сидни Поллака и снявший «Обман» (2006) и «Прогулку среди могил» (2014). Да-да, создатели феминистского сериала не женщины, и лично я в этом никакого противоречия не вижу, есть же теория, что и «Одиссею» не мог написать мужчина, так точно и детально там представлен женский мир Пенелопы.

Самую же верную форму для осмысления этого сериала, без «зачем» и «почему», нашёл киновед Дмитрий Захаров — в статье «“Забытые Богом”: 8 плюсов и минусов нового сериала Стивена Содерберга» на «КиноПоиске», разделивший её на части так: «Минус: странная драматургия», «Плюс: странная драматургия», «Минус: “Забытые Богом” — (не) вестерн», «Плюс: “Забытые Богом” — (не) вестерн» и т. д. Но пишет он не о феминизме.

Кстати, название сериала тоже феминистское — если не останавливаться на фразе главного злодея Фрэнка Гриффина «Это место — рай для саранчи, ящериц и змей. Это земля клинков и винтовок. Это забытая Богом страна», а идти дальше: бог — мужчина, созданный им мир — мужской, значит — кто забытые Богом?

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: