Венсан Каccель


Дата публикации: 14 Ноябрь 2011
vkas

Да, к отрицательным ролям Венсан Кассель относится положительно. Это не свидетельство склонностей, как может подумать зритель, увидев Касселя на экране с дробовиком где-нибудь под фонарем в удаленном округе Парижа. Просто Касселю нравятся безумцы. Но еще больше Касселю нравятся безумцы, способные управлять собственной жизнью.

Все-таки у Венсана Касселя, самого известного французского актера нового времени, лицо человека с соседней улицы: непонятно, правда, из какой части Парижа — центра или окраины. Вот Кассель спускается по ступенькам респектабельного дома в центральном округе, вот сморкается в кожаную куртку, поворачивая из-за угла дома в пригороде.

Очень органичным будет представить профиль Касселя в Гранд Опера, но не менее естественно Кассель выглядит с бутылкой зажигательной смеси в руке. Очевидно одно: Кассель не разрешит себе сняться в чем-то таком, что кто-то где-то уже видел. Пока был жив Жан-Пьер Кассель, отец актера и звезда французского кино, с выбором ролей было проще: с отцом всегда можно было, нет, не посоветоваться, поспорить. Собственно, на этом зиждется темперамент Касселя: «Надо всегда хранить в себе тот взрыв, который был дан тебе при рождении».

Нет, Венсан Кассель не верзила с улицы — к сорока пяти годам это стало окончательно ясно. Кассель не держал под подушкой пистолет, не участвовал в угоне авто, никому ничего не продавал, не воровал сигареты в магазине, не отдувался за это в полиции. Кассель вырос в благополучном районе Парижа, учился в престижном лицее, но все это сыграл на экране более чем проницательно. Если снимаешься в кино, просто придерживайся главного правила: делай фильм, который «не щекочет ноздри, а бьет в нос». И так, чтобы по окончании сеанса «не хотелось продолжить вечер в Макдональдсе».

Съемки в кино сродни процессу обольщения: ты вызываешь интерес к собственной персоне и все идет ровно так, как надо, пока ты делаешь это инстинктивно: «Но как только ты начинаешь просчитывать каждый шаг — все, конец. Сам не заметишь, как
станешь вторым Депардье»… Венсан Кассель — единственный французский актер, имеющий действительный успех за пределами французского кино. В американских картинах Касселя всегда удостаивают ролей странных типов и всяческих дельцов. Но Кассель американцам мстит, делая своих странных типов намного более крутыми, чем это было предусмотрено сценарием.

В «Двенадцати друзей Оушена» Кассель просто и ненавязчиво проявил свои способности к капоэйре: так танец Ночного Лиса под композицию The A La Mente стал классикой кино на следующий день после премьеры. Также Кассель бьет чечетку, делает балетные па и акробатические завихрения — этому Кассель обучился в двадцатилетнем возрасте, просто потому, что считал, что актер должен уметь все. Когда о молодом и многообещающем Касселе впервые написали в английской прессе как о «том французе, который дублирует у нас Хью Гранта», это был серьезный хук по самолюбию. Но зачем французу начинать столетнюю войну с англичанами?

Кассель — стопроцентный парижанин, «со всем плохим и хорошим, что из этого следует»: «Не думаю, что когда-нибудь я смогу уехать отсюда надолго. Мы, парижане, вообще редко покидаем свой город».

ТЕКСТ: ТАТЬЯНА ДОНЕЦ

Так же на KharkovInform: