Венеция 2012


Дата публикации: 28 сентября 2012

Венецианский кинофестиваль среди восемнадцати конкурсных фильмов, большая часть которых создана живыми классиками мирового кино, лучшей признал картину южнокорейского режиссера Ким Ки Дука «Пьета» — что с итальянского переводится как «Жалость», но в общечеловеческом языке имеет гораздо более глубокое значение.

Венеция, остро конкурирующая с амбициозным кинофестивалем в Риме, приобрела нового фестивального директора — Альберто Барбера, кинокритика, недавнего директора великолепного Музея кино в Турине. Прежний венецианский руководитель Марко Мюллер, вместе со своим опытом, креативом и кинематографическими связями, занял пост директора Римского кинофестиваля. Первой оптимизацией, предпринятой Барберой после кинематографической рокировки, похожей больше на стягивание войск перед сражением за качество, стало сжатие количества соревнующихся картин до восемнадцати, что сразу усилило венецианский конкурс.

Из восемнадцати режиссеров-участников конкурса половина — живые легенды или, по крайней мере, культовые фигуры, претендующие на легендарность: Пол Томас Андерсон («Мастер»), Терренс Малик («К чуду»), Марко Беллоккьо («Спящая красавица»), Оливье Ассаяс («Что-то в воздухе»), Брайан Де Пальма («Страсть»), Ульрих Зайдль («Рай. Вера»), Ким Ки Дук («Пьета»), Такэси Китано («Беспредел-2»).

Изменены позывные Венецианского кинофестиваля, предшествующие показу каждого конкурсного фильма: лаконичного и великого «Политого поливальщика» братьев Люмьер сменил 30-секундный анимационный ролик Симоне Масси, художника, создающего анимацию на листках бумаги без всякого участия компьютера. Музыкальным сопровождением нового визуального символа Венеции стали мотивы картин Феллини, Довженко, Ангелопулоса, Вендерса и Тарковского.

Ким Ки Дук, удостоенный статуэтки «Золотого льва» за картину «Пьета», назвал свой фильм в честь скульптуры Микеланджело, изображающей Деву Марию, держащую на руках тело снятого с креста Иисуса Христа. «Пьета» — история о современном выбивателе долгов с жителей нищего городского квартала, жестоком герое трущоб, не подозревавшем, что в мире существует кое-что еще, кроме рэкета и отсутствия жалости, — пока случай не подарил герою безжалостную встречу с матерью…

Пол Томас Андерсон, оскароносный режиссер «Нефти», стал автором резонансного «Мастера», удостоенного «Серебряного льва» за лучшую режиссуру. «Мастер» — это история сайентологии, рассказанная в духе «диких, как звери» героев: создателя послевоенного религиозного культа и его ближайшего последователя, демобилизованного
моряка, видевшего войну в упор. Хоакин Феникс и Филип Сеймур Хоффман, снявшиеся в «Мастере», награждены Кубком Вольпи за лучшее исполнение мужской роли. На вопрос о том, является ли «Мастер» фильмом о современном кризисе веры в США, Пол Томас Андерсон предпочел ответить: «Я не в курсе насчет современности. Духовный кризис существует с тех пор, как существует духовность».

Нечто подобное мог бы сказать и Ульрих Зайдль, чей фильм «Рай. Вера» награжден Специальным призом жюри основного конкурса. «Рай. Вера» — вторая часть трилогии, перед и после которой предполагаются «Рай. Любовь» и «Рай. Надежда». «Любовь» уже названа фильмом за гранью добра и зла, в «Вере» Зайдль продолжает повествование в своем незакомплексованном стиле: истовая католичка совсем не по-христиански относится к собственному мужу-инвалиду, к тому же, мусульманину, считая и первое, и последнее, по-видимому, крестом, который следует нести. Несколько христианских организаций уже потребовали возбуждения дела против Зайдля. Награды за лучший сценарий удостоен Оливье Ассаяс и его картина «Что-то в воздухе» (в оригинале носящая название «После мая»), посвященная событиям во Франции 1968 года, но для того, чтобы стать лучшей картиной, фильму Ассаяса не хватило, по выражению некоторых критиков, «общей напряженности».

Кубком Вольпза лучшую женскую роль награждена израильская актриса Хадас Ярон, исполнившая главную роль в картине Рамы Бурштейн «Заполнить пустоту». Роль Ярон названа судьбой «Джейн Остин из хасидов».

Фильм, посвященный жизненным ценностям в рамках религиозного течения иудаизма, режиссером Рамой Бурштейн охарактеризован как «открытый»: «Люди очень мало знают о мире хасидизма, своим фильмом я хотела восполнить этот пробел».

Текст: Татьяна Донец

Так же на KharkovInform: