«Святой» и «Зимние братья»


Дата публикации: 1 августа 2018

Это победители фестиваля «Молодость», первый взял гран-при, второй — «Скифского оленя» как лучший полнометражный фильм в международном конкурсе.

 

«Молодость» — фестиваль дебютов, но не премьер, литовско-польский «Святой» Андрюса Блажявичюса вышел в 2016-м и в прошлом году получил пять (из заявленных в одиннадцати номинациях) наград Литовской национальной кинопремии, включая «за лучший фильм». Собственно, в Литве его называют не только лучшим фильмом года, а и десятилетия, даже последних десятилетий, и говорят в связи с ним о возрождении литовского кино.

Пока насколько замечательный этот фильм, могут судить посмотревшие его на фестивале, нам остаются рецензии кинокритиков и трейлер, но пожалуй, и по ним можно составить первое впечатление о фильме, и впечатление это хорошее. Может быть, мне и показалось, но «Святой» где-то перекликается с другим, ставшим кинособытием прошлого года, получившим награды фестивалей и премии, фильмом — «Аритмией» Бориса Хлебникова: провинция, герой — ещё молодой человек, проблемы с работой или на работе и с женой в семье — много разговоров на кухне, недопонимание по причине им поиска себя или прожигания жизни, но он не мерзавец, не пустышка и не пройдоха, просто время такое, сложное, не очень весёлое и оптимистическое. Но он не сдаётся, ищет — какой-то для себя выход. Драма, но не чёрная, — красочная.

Чтобы не пересказывать, воспользуюсь фестивальным анонсом фильма: «2008 год. Провинциальный литовский городок сталкивается с экономическим кризисом. Витаса увольняют с завода. Под давлением жены он немедленно начинает поиск новой работы, но без особого успеха. Сделав новую стрижку, Витас надеется на любовное приключение с парикмахером Марией, но так же терпит поражение. В конце концов Витас начинает третий поиск: он ищет парня, который разместил видео на Youtube и утверждает, что видел Иисуса Христа в их городке. И только на этот раз Витас добивается своей цели».

И сразу вслед — анонс датско-исландских «Зимних братьев» режиссёра Глинура Палмасона, тоже до того увенчанных и премированных: в Локарно (призы за лучшую мужскую роль, молодёжного, экуменического жюри и «Europa Cinemas Label»), Севилье, Салониках и т. д., а также получивший у себя на родине девять наград (всего был заявлен аж в четырнадцати номинациях) Датской национальной кинопремии «Роберт» — и как «лучший фильм» и «лучшая режиссура» тоже.

Но воспользуюсь в этот раз анонсом с «КиноПоиска» — более развёрнутым по сравнению с фестивальным: «Современная одиссея о братских узах, одиночестве и дефиците любви. Зима, два брата работают на известняковых шахтах. Нелюдимый младший готовит самогон из украденных на фабрике химикатов. Когда одному из шахтёров становится плохо, подозрение падает именно на самогон Эмиля. Между ним и сплочённым сообществом шахтёров растёт напряжение. Одновременно с этим соседская девушка Анна, в которую Эмиль тайно влюблён, выбирает старшего брата. Младшему кажется, что старший брат его предал».

Итак, если отбросить портрет Иисуса Христа и братоубийственные (это не спойлер, это ради красного словца) страсти-мордасти, то вывод такой: тренд кинофестивалей, где бы то ни было, везде, — это провинция, медленная, а то и застывшая провинциальная жизнь, да, депрессивная, но не антиутопичная, со своими радостями и развлечениями, и герой — человек обыкновенной, рабочей или под., профессии, нескладный в семейной и социальной жизни, но очень гармоничный для своего времени и места, не герой и не негерой. А главное, что интонационно, стилистически объединяет все такие фильмы (кроме того, что они, победители, очень хорошо сделаны, талантливо сняты), это, как точно выразилась в отношении «Аритмии» киновед Ирина Павлова, что «фильм со своим сбивчивым ритмом, своими нескладными героями, с такой невыносимой похожестью экранной жизни на твою собственную, делает то, чего очень давно уже не делало современное русское кино, — пронзает обыденностью».

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: