Сверхчеловеческое сочувствие


Дата публикации: 18 июля 2011

Фильм: Король говорит
Режиссер: Том Хупер
В ролях: Колин Ферт, Джеффри Раш, Хелена Бонэм Картер и другие.

Когда на пороге Вторая мировая война и нация ждет твердых слов и уверенных жестов, входить в британскую историю и газетные хроники под именем Георга VI Заики по меньшей мере невнушительно, а по большому счету — катастрофично.

Хоть в истории мировой монархии перед тобой и проследовали Людовик Толстый, Карл Лысый, Пипин Короткий, Георг Умалишенный и десятки Глупых, Неразумных, Ленивых и Безземельных. Быть лишенным голоса в период, когда радио превратилось в единственный рупор надежды — начиная, например, с июня 1940 года по британскому радио на территории оккупированной нацистами Франции ежедневно звучал голос генерала де Голля, дважды в день, по пять минут, и это было глотком воздуха для миллионов, — означает утратить достоинство в глазах миллионов людей, с которыми страна с этого момента просто обязана строить отношения на чувстве доверия и равноправия.

Картину «Король говорит!», отмеченную абсолютным количеством всевозможных наград, британский режиссер Том Хупер посвятил своему деду, погибшему в 1942 году, в период Второй мировой войны. Возможно, в этом тайна ее человечности, с улыбкой относящейся к социальному происхождению, количеству шиллингов в кармане и барьерам официоза, способным сломать самого крепкого претендента на продолжение британской монархии. Альберт, герцог Йоркский, второй сын Георга V, проведшего Британскую империю через Первую мировую войну, не относился к классическим «крепким», но именно он, став Георгом VI, был тем королем, которого в период Второй мировой войны можно было увидеть и в порту вместе с докерами и моряками, и на фабриках, предельно загруженных заказами для фронта, и в воздухе над Северной Африкой в период решающей операции. Ответ здесь прост, и он становится все более очевидным после каждого кадра фильма Тома Хупера — Альберт был единственным из королевской наследной четы Виндзоров середины 30-х, кто обладал совестью, простой ответственностью и не менее ценным, но слишком изматывающим качеством — боязнью подвести.

Когда логопед Лайонел Лог задал вопрос посетительнице, просившей об услугах для своего супруга: «А не сменить ли ему работу?», посетительница ответила: «Нет». «Он связан договором?» — задал вопрос Лог. — «Можно сказать и так», — ответила посетительница. Будущему королю нельзя сменить работу. Будущему королю нужно избавиться от заикания, хотя многолетнее лечение не дает результатов, а комплекс вины перед семьей, долгом и обстоятельствами коренится все глубже. «Если Господь не может спасти короля, — говорит слоган великолепного фильма Тома Хупера, — то королева обратится к тому, кто сможет».

Они нашли друг друга — предприимчивый логопед из Австралии, в биографическом списке которого логопедия разместилась между любовью к театру и помощью контуженным в Первую мировую войну солдатам, и наследник английской короны, будущий Георг VI и отец королевы Елизаветы II. До сего момента Альберта лечили дипломированные специалисты и официальными методами. У Лайонела Лога не было диплома и лечил он физическими нагрузками, улучшавшими дыхание и работу легких, юмором, терпением и «сверхчеловеческим сочувствием» — последнее является задокументированным фактом, ибо Лог, излечив Георга VI от заикания, стал наиавторитетнейшим логопедом Британии, методикой которого успешно пользовались специалисты Содружества Наций. Наблюдение за этой методикой лечения души и речи — пронзительное занятие, находящее отклик в самых замечательных глубинах чувства юмора и души.

текст: Татьяна Донец

Так же на KharkovInform: