«Сердце мира» и «Мира»


Дата публикации: 1 августа 2018

Нечастый случай, когда на «Кинотавре» жюри и критики дают свои главные призы одному фильму.

 

Такое было в 2014-м с испытанием Александра Котта, в 2009-м с «Волчком» Василия Сигарева, в 2002-м с «Любовником» Валерия Тодоровского и в 2001-м с «Нежным возрастом» Сергея Соловьёва, теперь к ним, в список абсолютных победителей, добавился и новый фильм Наталии Мещаниновой.

Но начнём с конца, тем более что и «Сердце мира» Мещаниновой было показано в последний день фестиваля. Перед вручением призов председатель жюри Алексей Попогребский и почетный президент ФИПРЕССИ кинокритик Андрей Плахов (к слову, наш: родился в Староконстантинове Хмельницкой области в 1950-м и окончил мехмат Львовского университета, а затем уже ВГИК и осел в Москве) зачитали совместное заявление о поддержке Олегу Сенцову и Кириллу Серебренникову, назвали их уголовные дела политическими и призвали освободить режиссёров, а лауреаты фестиваля потом присоединились к заявлению.

«Сердце мира» — российско-литовский, предыдущей работой Мещаниновой был российско-украинский сериал «Красные браслеты» (2016) о подростках — пациентах детской больницы; а в большое кино она, изначально документалистка, вошла с драмой-вербатимом — в репортажном стиле — «Комбинат “Надежда”» о весёлом бездействии в ожидании лучшей жизни и перемен в Норильске. С того времени и о самой Мещаниновой заговорили как о надежде нового российского кино, теперь, после «Сердца мира», уже называют его ключевой фигурой. Кроме режиссёрских работ, у неё ещё очень заметные сценаристские: вместе с Борисом Хлебниковым она написала сценарий к его «Аритмии» и вместе с Алексеем Федорченко — к «Войне Анны», о шестилетней девочке, семью которой расстреляли нацисты в 1941-м в Западной Украине и которая два года станет прятаться, как сверчок, в неработающем камине немецкой комендатуры. «Война Анны» тоже участвовала в основном конкурсе «Кинотавра» и была награждена спецдипломом жюри.

«Сердце мира» уже не вербатим, хотя сама режиссёр и говорит: «Мы снимали почти документально, однако фильм сделан на стыке документальной и поэтической манер». Вторая, видимо, всё же преобладает, побывавшие на премьере фильма отмечают его эстетский медитативный стиль, погружающий зрителя в монотонное существование героев, живущих в лесу на тренировочной станции для охотничьих собак. Антон Долин сказал, что «Сердце мира» — «интересная, оригинальная художественная картина, сделанная очень тонкими людьми. ‹…› трогательная, живая и весьма кинематографичная, ‹…› это победа авторского кино».

Итак, о чём фильм? В интервью год назад, т. е. в начале работы над ним, сама Мещанинова рассказала о нём так: «Это история про взрослого парня, который устраивается работать на притравочную станцию ветеринаром. На станции живёт хозяин со своей семьёй, который становится для главного героя человеком, чьё расположение он страшно хочет завоевать. Но при этом совершает кучу каких-то глупых, дурацких и жестоких поступков и думает, что его никогда не простят. Но в итоге мир оказывается не так жесток, как он себе это представлял. Вот такая штука. И ещё там будет много животных». А подробности и перипетии узнаете при просмотре.

И напоследок несколько слов ещё об одном участнике основного конкурса, не отмеченного призами, но всё же. Он об ЛНР и называется «Мира» (режиссёр Денис Шабаев), так зовут главного героя — словака, познакомившегося по скайпу с девушкой и приехавшего к ней в Луганск. Сергей Сычёв на «КиноПоиске» в репортаже с фестиваля пишет: «‹…› перед нами эксперимент — фильм, где игровое и неигровое причудливо совмещены так, что зрителю очень сложно сориентироваться. Сквозь весь фильм проходит сцена допроса главного героя в милиции Луганска, и, как только она начинается, мы сразу понимаем, что это игровой фильм. ‹…› Мира начинает новую жизнь в туманном, холодном, суровом Луганске, где он находит себе дело — занимается восстановлением советских памятников, которые были разрушены во время только что закончившейся войны. В постапокалиптическом пространстве фильма эта работа не выглядит слишком дико. Здесь все живут в каком-то мороке. ‹…› Сначала кажется, что это история любви, но девушка довольно быстро исчезает, и Мира принимается страстно восстанавливать монументы. Очевидно, что таким образом он как бы реконструирует общее для нас советское прошлое, в котором все народы — братья, особенно славяне. Ему эта идея очень дорога. Но со временем и она терпит крушение».

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: