Полуночная помощь


Дата публикации: 1 ноября 2019

Это победитель международного конкурса фестиваля «Послание к человеку» — гран-призёр «Золотого кентавра».

Этот фильм перекочевал на «Послание» с «Сандэнса» — не прямиком, а поучаствовав по дороге в других фестивалях, и небезрезультативно, а на «Сандэнсе» он взял «лучшую операторскую работу» в конкурсе американских документальных фильмов. И оператор, и сценарист, и режиссёр, и монтажёр фильма — 26-летний Люк Лоренцен, а «Полуночная помощь» (не знаю, почему на фестивале так решили перевести название «Midnight Family», что по смыслу и шире и конкретнее) — его дебют, первый самостоятельный фильм, до этого он засветился лишь как режиссёр и внестудийный продюсер нескольких серий четырёхсезонного уже «нетфликсовского» документального сериала «Последний шанс» — об игроках профессиональной лиги американского футбола, о том, как они стали профессионалами и как пришли в футбол — из неблагополучных семей некоторые и т. п.

«Полуночная помощь» (ладно, будем называть её так, раз оно уже везде), которая кроме главного, взяла на «Послании» ещё приз Международной федерации киноклубов и приз жюри российской прессы за лучший полнометражный документальный фильм, — как бы тоже не о самой благополучной семье, но точно необычной. Работающей (от мала до велика, в мужском своём составе) на скорой помощи — и живущей там же, большей частью. Дело в том — Лоренцен взял классную тему, экзотичную и очень сюжетную — в девятимиллионном Мехико всего сорок пять карет государственной скорой помощи. Машин, конечно, но лучше их называть вот так, по старинке, потому что, понятно, никуда они не успевают, их ждут по полчаса и больше — и тут, внимание, специалитет от Мексики: частная скорая помощь, род бизнеса, рождённый непонятно на каких правовых основаниях, но существующий и реально конкурирующий с государственным и между собой, когда стая частников слетается, как падальщики, на вызов, и начинается — ну Мексика ж — балаган, в котором вызвавшие скорую не без удовольствия участвуют, торгуясь и выбирая, пока тот, к кому вызвали, умирает. А потом отказываются платить за вызов.

Но нет, фильм Лоренцена не комедия — а что? «Весьма напряжённый фильм» (Марат Шабаев в «Киноафише»), «Захватывающий и виртуозно сделанный документальный триллер» (это потому что «Авторы погружают зрителя с головой в адреналиновую гонку по улицам города ради необходимости быть первыми на месте происшествия» — Екатерина Визгалова и Владислав Шувалов в «Кино-театре»), а на «КиноПоиске» даже написано «боевик», но это уже слишком.

«Лоренцен чередует захватывающие съёмки ночных смен со свидетельствами внутренней жизни семьи, где разыгрываются свои сюжеты. В первую очередь — возмужание юного Хуана, одновременно застенчивого и инфантильного. В машине Хуан смена за сменой становится главой семьи. Сама декорация “скорой” и деликатная тема поставили Лоренцена в партизанские условия: он один управлялся с двумя камерами, провёл многие смены вместе с семьёй героев, и занимался этим фильмом на протяжении более чем трёх лет» (Никита Смирнов в «Деловом Петербурге»).

А сам Лоренцен говорит, что отснял более восьмидесяти ночей в скорой помощи семьи Очоа, «ел, спал и попросту жил» в ней, стал, по сути, членом семьи. Поэтому тоже — «Полуночная семья». И поэтому тоже — удавшийся фильм.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: