Отравление в Солсбери


Дата публикации: 3 сентября 2020

Свежий, июньский мини-сериал «ВВС», актуальный по многим причинам.
Во-первых, он очень фактографичен и даёт представление о том, что же произошло в маленьком тихом Солсбери, лучшем месте для жизни, по версии британской газеты «Сандей таймс». А произошла техногенная катастрофа, теракт, разумеется, её повлёкший. Направленный против российского полковника ГРУ Скрипаля, осуждённого за шпионаж в пользу британской разведки МИ-6, а затем обмененного на российского шпиона и помилованного. Помилованного, но негласно приговорённого к смерти. Нервно-паралитическое вещество «новичок», которым российские гэрэушники отравили не только Скрипаля и приехавшую навестить его из Москвы дочь, но и весь город, — одно из самых быстрораспространимых и смертоносных.
Солсбери оказывается в ситуации сверхкарантина, когда неизвестно, как далеко могло разойтись отравляющее вещество с предметов, к которым прикасались Скрипали, и с которыми затем контактировали другие солсберийцы: закрываются магазины и детские площадки, зоны отдыха, что-то случилось с плавающими в Эйвоне лебедями, и значит, есть угроза, что и река заражена. Туристический Солсбери, знаменитый своим собором — чистейшей английской готикой, и расположенном в тринадцати километрах от города Стоунхенджем, переживает не только гуманитарный, но и экономический кризис: предприниматели терпят убытки и требуют ответа от властей, когда прекратится изоляция и что те делают для очистки их города. А «новичок», и это во-вторых, может оказаться где угодно и заразить любого, как коронавирус.
И наконец, в-третьих: «Отравление в Солсбери» — своего рода добавка к лучшему сериалу прошлого года «Чернобылю», не только в жанре техногенной драмы- катастрофы, но прежде всего идейно. И «Чернобыль», и «Отравление Солсбери» (так будет ещё точнее, без «в») сосредоточены на modus operandi, да и на modus vivendi той социальной системы, которая с катастрофой столкнулась. Для СССР, что было самым точным и поразительным в «Чернобыле», это гекатомбность, массовый героизм при абсолютном равнодушии к единичной человеческой жизни власти. В «Солсбери», что поражает не менее, это осознание своей глубокой ответственности каждым из городской администрации за любую человеческую жизнь, будь это сержант полиции, взявшийся за ручку двери дома Скрипаля, измазанную «новичком», или наркоманка-алкоголичка, которой сожитель приносит найденный в мусорном баке флакон из-под духов, в котором «новичок». Возглавляющая департамент здравоохранения графства Трейси Дашкевич — одна из трёх, кроме сержанта Ника Бейли и Дон Стёрджесс, единственной погибшей от «новичка», — главных героев сериала, спасшая сотни жизней, не может себе простить ту, что не спасла: не всё предусмотрела, не всё проверила, рано согласилась снять карантин.
Мы видим её в сериале ночующей на работе, отлучённой от семьи (сын-подросток на неё обижается), иногда на грани отчаяния, но берущей себя в руки, целеустремлённой, выкладывающейся по полной и доказывающей коллегам, начальству необходимость запретов и ограничений. Недаром через два года, уже замдиректора департамента здравоохранения всей Англии, она будет спасать страну от коронавируса. Мы видим Ника Бейли, которого врачи с огромным трудом вернули к жизни, переживающим психологическую травму из-за того, что он мог заразить семью и сослуживцев. И мы видим Дон Стёрджесс — но как человека, а не элемент социального низа, раскрывающуюся в отношениях с дочерью, люби- мым, в проблемах возвращения к родителям, семье.
Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: