Обещание на рассвете


Дата публикации: 29 июня 2019

«La promesse de lʼaube» 2017;

Франция, Бельгия;

драма, экранизация

Режиссёр: Эрик Барбье

В ролях: Пьер Нине, Шарлотта Генсбур, Павел Пушальский, Дидье Бурдон, Жан-Пьер Дарруссен

Вот и докатился до наших прокатчиков и кинотеатров один из лучших французских фильмов последних лет. Но начинать нужно не с этого, а с Ромена Гари, о котором «ХЧГК» писал в прошлом номере — там «Обещание на рассвете», самый известный его роман, не упоминается, но подразумевается, в том смысле, что всегда подразумевается, когда речь заходит о Гари — в романе вся история Гари как есть, а его история — это история любви к нему матери, сыгранной в фильме великолепно Шарлоттой Генсбур. Вы её можете не любить, я сам к ней отношусь прохладно, но на её месте в фильме никого другого не представляю, она вошла в роль, будто всю жизнь жила в ней, а фильм лишь помог ей раскрыться.

Хотя пишут, Генсбур ориентировалась не столько на образ матери Гари из книги, сколько на свою бабушку, певицу Ольгу Бесман, крымчанку, тоже эмигрировавшую во Францию, но не из Вильно (Вильнюс, тогда Польша) — из Феодосии (ну а дедушка Иосиф Гинзбург, если не знаете, родился в 1898-м в Харькове — так что родители легендарного Сержа Генсбура оба из Украины). В фильме-книге много той Польши (и Генсбур славно пшекает, специально для фильма выучившись), что была в Вильнюсе, со всей гоноровостью и антисемитизмом, из песни слов не выбросишь (как и из французской, что потом), но пусть вас, негодующих во время просмотра, утешит: бог не Яшка, в 2007-м на той самой улице Вильнюса, где жили Кацевы, Мина (в книге-фильме Нина) и Роман, — улице Басанавичяус (а при поляках Погулянской) поставлен памятник герою «Обещания на рассвете», называется «Мальчик с галошей» (той, что он съест — понадъест — в доказательство любви к соседской девочке-полечке, чьи братья… впрочем, сами смотрите).

Ну и чтобы плотнее завязать этот эмигрантский украино-польско-французский клубок, добавляющий нам контекста и надтекста, вспомним о первой экранизации романа — в 1970-м, Жюлем Дассеном (отцом Джо Дассена), чей отец был парикмахером из Одессы, а мать родом из Польши. Можно сравнивать это «Обещание на рассвете» с тем, можно — с «Обещанием на рассвете» Гари (роман [чуть не написал с большой] всегда лучше, но фильм всегда интереснее), а можно — с первым фильмом Эрика Барбье, нынешнего постановщика, «Пылающий костёр» — о польских эмигрантах во Франции 1930-х.

И напоследок: в романе ж, фильме — дуэт матери и сына, и Пьер Нине, играющий взрослого Романа Кацева, уже и Ромена Гари («гори-гори-ясно, чтобы не погасло», где «гореть» — «любить»), не менее великолепен, чем Шарлотта Генсбур и сам он в «Иве Сен-Лоране», за который получил «сезар», и во «Франце», прославившем его окончательно.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: