Неортодоксальная


Дата публикации: 1 июля 2020

 

 

«Давно, усталый раб, замыслил я побег…»

 «На свете счастья нет, но есть покой и воля»

Свежий немецко-американский мини-сериал «Неортодоксальная» и на IMDb высокий рейтинг получил, и очень хорошие отклики в прессе, став сенсацией.

Сенсационна, необычна его тема: хасидская община Бруклина, герметично и патриархально живущая по своим законам и ритуалам, всё это детально показано в фильме: свадебный обряд (с бритьём головы невесте), молитвы, строго регламентированная жизнь женщин. Именно из-за этого, что женщинам ничего не разрешается, кроме выполнения основной обязанности: рожать, — главная героиня, девятнадцатилетняя Эстер, сбегает. Из Нью-Йорка в Берлин, где давно уже с подругой живёт её тоже в своё время сбежавшая мать. Эстер, воспитывавшаяся в семье бабушки, дедушки и тёти по отцу, считает, что мать её бросила, но выяснится, что её отняли у матери через суд.

Эстер и сама понимает, и говорит будущему мужу, что она другая, не такая, как все женщины их хасидской общины. Выросшая без матери, да и без отца, алкоголика, что позор для благочестивой еврейской семьи, девушка замкнута в себе средь хасидской общины, как та замкнута в себе среди мира. Поэтому у Эстер есть личные интересы: музыка, она тайком берёт уроки фортепьяно, чтение художественной литературы, всё это запрещено хасидским женщинам.

Не только женщинам, муж Эстер, как и она, не знаком с интернетом, не знает смартфона, внутри общины даже запрещено говорить на английском, только на идише (и диалоги в фильме в оригинале на восемьдесят процентов на идише и по десять процентов на английском и немецком), одежда, поведение, взаимоотношения внутри семьи и вне — всё подчинено древним раз навсегда установленным нормам. Для хасидов и Израиль, как светская страна, не настоящие евреи, а как говорится в фильме, сионисты.

Но сериал отнюдь не демонизирует хасидов, не выставляет их тоталитарной сектой, наоборот, при каждом случае объясняет нормы и обычаи исторической необходимостью. Чтобы народ изгнания и рассеянья не исчез, ассимилировавшись в странах мира. А женщины должны рожать и рожать, чтобы восполнить историческую гекатомбу в шесть миллионов уничтоженных при Холокосте.

Эстер другая, но это не значит, что она отказывается от себя как еврейки, вырывает из себя с корнями прошлое своего народа. Одна из самых больших идейных и сюжетных удач этого и в целом удачного сериала было показать героиню в само- и мироощущении в Берлине, чья историческая память, от которой никуда не деться, включает и нацизм. Но это новый, современный Берлин, и берлинская, из консерватории, молодёжь, с которой подружится Эстер, уже не наделена чувством исторической вины, всё прошлое в прошлом. Фильм во многом как раз об этом: конфликте прошлого с настоящим, формах их взаимоотношений в современном глобализированном мире.

Влияние этих форм на себе испытывает не только так стремившаяся вырваться из узкого хасидского мирка Эстер, но и приехавшие из него за ней муж и его двоюродный брат.

Будет слежка, погоня, похищение, будет даже русская мафия, но сюжет не перерастёт в триллерный, равно как и в мелодраматичный, ещё одна определённая удача сериала, что он не выходит из рамок берущей глубиной чувств и мысли драмы, а не напряжённым динамичным действием. И возникший в одной из серий пистолет в конце фильма так и не выстрелит.

Всё закончится естественно, логично, без трагедий, всё найдёт свою колею, как в жизни.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: