Начало


Дата публикации: 2 ноября 2020

В свою очередь Сан-Себастьянский в этом году тоже удивил: никогда такого не было — четыре основных награды в одни руки. Ещё и за дебютный фильм.

Сан-Себастьянский в этом году прошёл со всеми необходимыми ограничениями, а как они действовали, говорит, например, то, что режиссёра Эжена Грина, живого классика французского кино, за отказ носить маску оштрафовали и лишили фестивальной аккредитации.

Фильмом открытия стал «Фестиваль Рифкина» — премьера, лирическая комедия, как обычно у Вуди Аллена, — где действие происходит как раз на Сан- Себастьянском, и снимал Аллен в Сан-Себастьяне прошлым летом. Но в конкурсе этот фильм не участвовал. Участвовали новые фильмы не менее замечательных режиссёров: «Лето 1985» (тоже лав-стори на морском курорте, и недалеко от Сан-Себастьяна — в Нормандии) Франсуа Озона, «Ещё по одной» (награждённый «Серебряной раковиной» лучшему актёру, в данном случае ансамблю из четырёх) датчанина Томаса Винтерберга, коллеги Ларса фон Триера по «Догме 95», музыкальный документальный «Кувшин с золотом: Несколько раундов с Шейном Макгоуэном» (о лидере панк-группы «The Pogues») британца Джульена Темпла, получившего за него спецприз жюри, «Есть ли вокруг плаксы?» (выигравший приз за операторскую работу) японца Такумы Сато.

«Золотая раковина» за лучший фильм фестиваля, а также две «Серебряных»: за лучшую режиссуру и лучшей актрисе (Иамзе Сухиташвили) — и ещё приз  за лучший сценарий достались первой полнометражной ленте грузинки Деи Кулумбегашвили «Начало». Председатель жюри итальянский режиссёр Лука Гуаданьино так и сказал о нём: «шедевр».

Вместе с «Летом 1985» и «Ещё по одной» «Начало» было в составе шести фильмов основного конкурса, переданных Сан-Себастьяну отменённым в этом году Каннским (в параллельных программах: «Новых режиссёрах» и т. д. — участвовали и другие фильмы с Каннского), а премьера «Начала» состоялась за неделю до Сан-Себастьянского на фестивале в Торонто, где тоже не осталась незамеченной и получила награду ФИПРЕССИ.

«Начало» — традиционная уже для Грузии копродукция с Францией, а действие его происходит  в грузинской глубинке, героиня Иамзе Сухиташвили Яна замужем за главой иеговистской общины, которую терроризируют православные экстремисты. Однако и среда самой общины — территория насилия: патриархальный религиозный мир подавляет любые стремления женщины к самовыражению и осознанию себя вне мужского контроля и доминирования. И власть в этих местах, власть как таковая в лице полицейского — тех же мировоззренческих принципов и установок: более того, Яна становится жертвой сексуального насилия. И в какой-то момент, не выдержав этого тройственного угнетения и насилия, Яна начинает свою войну против всех.

О «Начале» отзываются как о традиционном в лучшем смысле этого слова грузинском кино, выделявшем его ещё в позднесоветское время: поэтичном и наряду с тем жёстко ставящем социальные проблемы, неспешном в развёртывании фабулы и внутренне эмоционально напряжённом — у Кулумбегашвили, как пишет Андрей Плахов, это создают размытая манера съёмки, заторможенные планы и внутрикадровый монтаж с фиксацией на знаковых образах.

И с точки зрения поэтики, и со стороны тематики «Начало» заставляет вспомнить прославленное «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, завоевавшее в 1987-м в Каннах гран-при, призы ФИПРЕССИ и экуменического жюри. С тех пор такой наградной успех на фестивалях не удавалось повторить ни одному грузинскому фильму — и вот теперь «Начало» стало вровень с «Покаянием», может быть, даже по признанию — наградному размаху — превысив его.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: