МАЛО «ПАТРИОТА»? ХОЧЕТСЯ ЕЩЁ? ДЕРЖИТЕ


Дата публикации: 1 ноября 2019

Что офигительно в «Патриоте», так это интонация — жутко меланхолическая, под стать герою, наложенная на вполне динамичный криминальный сюжет. Её и в «Предприятии “Божий дар”» валом, только уровень абсурда взлетел в разы. Пишут: неонуар и чёрный юмор — да кто ж спорит!

Пишут ещё о посткоэновском кино, куда сами Коэны — после легчайших «Внутри Льюина Дэвиса» (2013), «Да здравствует Цезарь!» (2016) и особенно такой милой «Баллады Бастера Скраггса» (2018) — уже не вписываются. Зато вписывается «Фарго», сериал («Это реальная история. По просьбе выживших имена персонажей были изменены. Из уважения к погибшим всё показано так, как было на самом деле»!), уже снимают четвёртый сезон.

Но третьего сезона «Патриота», похоже, не будет, «Амазон» в июле так и объявил, а Стив Конрад, отточивший стиль, не останавливаясь, снял на «Эпиксе» («Метро-Голдвин-Майер» то есть) себе и нам второго «Патриота» — «Предприятие “Божий дар”», и утёр «Амазону» нос. «Божий дар» нарочно заканчивается на самом интересном месте, а значит, подразумевается второй сезон (но и если не так, что ж, тоже здорово — кто так делал?).

Пятеро актёров (а может, и больше) перешли из «Патриота» в «Божий дар», четверых вы узнаете сразу, а младший брат Стива Крис Конрад — хорош и там и там — неузнаваем. И в качестве главных героев добавились Бен Кингсли, которому самое место в таких фильмах (да, собственно, в любых), и Джимми Симпсон (вот впервые здесь раскрывающийся, а то, что было в «Мире Дикого Запада», «Карточном домике» этц., — не в счёт). Симпсон, реально, приходит на смену «грустному мужчине в костюме» Майклу Дорману, — и его герой уже не просто меланхоличен (есть отчего, по сюжету, это даже не шпионский косяк дормановского персонажа), а лечь и умереть. Что он бы и сделал с радостью, и пытается сделать, но — знаете, что сам Конрад говорит о своём фильме? «Главная тема нашей истории — искупление». И продолжает: «У нас пятнадцать персонажей, и все борются друг с другом за место под солнцем как за какую-то ценность, которой на всех не хватит. Пятнадцать свирепых фриков пытаются побороть друг друга до тех пор, пока не обнаружат, что им лучше было бы объединить усилия». Не то чтобы так — а точь-в-точь, как в «Патриоте»: с какого-то момента, будучи втянуты водоворотом событий (абсурднейших, дурацких! — в этом и прелесть) в историю, враги, противники главного героя, и случайные, побочные люди — каждый со своей грустью в глазах — вдруг для себя начинают помогать ему. Вот вам матрица сюжета, даже жанра, придуманного Конрадом: все люди, все человеки, все должны помогать друг другу, несмотря ни на какие «несмотря» и пробиваясь сквозь абсурд (жизни? — ага), чем только его и увеличивают.

Ну и кто они, эти фрики, как назвал их создатель (а нас, таких же, — Создатель). Они стоики! С абсолютно отрешённой интонацией, отбито они реагируют на любую предлагаемую друг другом (судьбой — не иначе; фатумом) дичь, которая гипотетически должна помочь разрешить дичь предыдущую в этом водовороте всего (но понятно, только усилит, наслаивая, — и закручивая сюжет «хороший план — идиотские исполнители», плюс роль случая): «Круто» (без какого-либо восклицательного знака) — и соглашаясь в итоге на всё («Чистый Лист (вот он, герой Криса Конрада), можно мы проедемся грузовиком по твоим мёртвым родителям?»): «Ладно» — с той же безэмоциональной интонацией, что и «Круто».

Не-не, если и фрики, то уж точно не клоуны, какими были бы (и были) у Коэнов — против которых я ничего не имею, люблю, восхищаюсь, но Коэны — это хорошие девяностые и двухтысячные, а сериалы Конрада — конец наших десятых. Сайт «Гнилых помидоров» («Rotten Tomatoes»), отслеживающих степень свежести фильмов, пишет о «Божьем даре»: «Странно необычная» и прочие хорошие слова. А ещё готовьтесь к долгим, медленным, тягучим, больше, чем в «Патриоте», диалогам — это тоже входит в меланхолическую интонацию, вернее, рождает её.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: