Кто-то должен озвучить непроизносимое


Дата публикации: 28 Февраль 2012
ledi


Образцом политического деятеля для Маргарет Тэтчер был и остается Уинстон Черчилль: собственных политических коллег-современников Тэтчер большей частью презирала, считая просто слабыми представителями менеджерской команды. Сегодня прижизненная бронзовая статуя Тэтчер расположена в британском парламенте напротив статуи Черчилля: Тэтчер, всегда следовавшая единому главному принципу – «никакого компромисса» — добилась собственного места в британской политике и мировой истории. По случаю открытия памятника в 2007 году, с присущим железным юмором аналитика, Тэтчер заметила: «Я скорее предпочла бы железную статую, но бронза тоже сойдёт… Она не поржавеет».

В фильме британского режиссера Филлиды Ллойд Маргарет Тэтчер предстает в образе не той женщины, что «безмолвно прячется в тени мужа». В этом беспримерно смелом для британских женщин 50-х годов заявлении спрятано первое наиглавнейшее аналитическое заключение Тэтчер: «Жизнь не должна быть прожита зря». Мысли трансформируются в слова, слова — в действия, действия определяют сущность, а сущность становится судьбой: Тэтчер прошла огромный путь к лидерству в Консервативной партии, в 1979-м возглавила «самое ненавистное правительство в истории страны», привела британскую экономику к стабильному росту путем либерализации и реформ, снизила прямые налоги, увеличив косвенные, преодолела инфляцию, максимально ослабила профсоюзы, вернула Британии самоощущение «мировой жержавы». Ее самое продолжительное премьерство в истории Британии 20-го века пережило ряд крупнейших протестов и забастовок, а также ненависть значительной части общества, слишком мало нашедшей для себя в результатах политики «тэтчеризма».

В фильме «Железная леди», от просмотра которого 86-летняя баронесса Тэтчер и члены ее семьи категорически отказались, присутствует многое из вышеназванного, но в особом, «скомканном» виде – так происходит в том случае, когда героинями фильма о Тэтчер становятся сама Маргарет Тэтчер и просто Мэгги, супруга и мать двоих детей-близнецов, забросившая «к чертям» все, кроме политики. Об этой несбалансированности целей фильма и их подачи лучше всего выразилась The Guardian: «Ничего не анализируется, мало что объясняется, и поскольку все факты освещаются с искаженной перспективы, то в фильме нет морального, политического, исторического или документального стержня». Главное, что есть в фильме – это «удивительная» Мерил Стрип, живущая в образе Тэтчер, точнее, несущая его, безупречно. Тэтчер в исполнении Стрип формирует свое мнение о коллегах за несколько секунд и больше не меняет своего отношения к ним. Коллеги отвечают «взаимной любовью», смешками и оценкой Тэтчер как «недалекой, излишне эмоциональной и вызывающей неприязнь женщины». Впрочем, вступившим в конфликт с Тэтчер нужно навсегда забыть о политической карьере, по крайней мере, под ее руководством.

Слова, поступки, манеры и поведение Тэтчер в исполнении Стрип, пробование на прочность саратников и врагов, видение стратегии и несбиваемость с курса – все это характеризует Маргарет Тэтчер не менее эффектно, чем своеобразный комплимент Валери Жискар д’Эстена, президента Франции: «Лично мне Мэгги не нравится ни как женщина, ни как мужчина!». Бесподобно талантливая Мерил Стрип о своей роли говорит следующее: «Кажется, люди готовы воспринимать Тэтчер либо как икону, либо как монстра. Вместе с тем, мне хотелось втиснуть человеческий образ между этими карикатурными изображениями, которые мы наблюдали в течение стольких лет».

Татьяна Донец

Так же на KharkovInform: