КОНФЕРЕНЦИЯ


Дата публикации: 2 января 2021

 

Фильм Ивана И. Твердовского выиграл и гран-при, и приз зрительских симпатий Рижского кинофестиваля. А до этого был награждён за лучший сценарий на «Кинотавре»

Премьера его состоялась на Венецианском, в программе «Дни Венеции»; фестиваль в Карловых Варах, всегда привечавший и отмечавший Твердовского (спецприз жюри за «Зоологию» в 2016-м, гран-при конкурса «К Востоку от Запада» за дебютный «Класс коррекции» в 2014-м), в этом году из-за пандемии не проводился.

Твердовский — остросоциальный художник, так и осознающий свои задачи в искусстве кино: «Мы должны поднимать важные вопросы в обществе, пытаться найти какой-то ответ. Кто-то считает это конъюнктурой — сначала он снимает про детей, которые себя душат, потом про инвалидов, сейчас про ДТП — но мне кажется, это правильно. Если хотя бы в одном человеке что-то изменится после просмотра фильма, это уже очень круто. Тем более, что мы не плакаты-агитки делаем, а говорим о довольно тонких вещах, которые всех объединяют».

«Конференция», пожалуй, наиболее проблемный и жёсткий фильм Твердовского, заставляющий российское общество вспомнить о том, что оно уже восемнадцать лет пытается забыть: о теракте на Дубровке, когда во время мюзикла «Норд-Ост» чеченские боевики захватили и три дня удерживали зрительный зал: 916 заложников, — а затем в ходе операции по освобождению погибло 174 человека. Недаром Твердовский долго не мог найти продюсеров для своего фильма, никто не хотел браться за такую тяжёлую тему, и недаром это вообще первый фильм о тех событиях.

Рассказывая о них, Твердовский переносит проблематику в сегодня: почему общество пытается не преодолеть, изгладить травму памяти, а окуклить её молчанием и забвением. Главная героиня фильма (её играет постоянная актриса Твердовского Наталья Павленкова, награждённая за «Зоологию» как лучшая актриса на множестве кинофорумов) тоже молчит семнадцать лет, уйдя в монастырь замаливать грех:   ей удалось тогда покинуть здание в первый день захвата заложников, а в зале остались муж и двое детей, сын погиб. Теперь монахиня возвращается в Москву примириться с ненавидящей её дочерью и устроить поминальный вечер по погибшим, собрав на него выживших, чтобы они, вспомнив детально, поминутно произошедшее, смогли выговорить боль своих страшных воспоминаний, — по сути дела, реконструировав события.

Дирекция ДК «Московский подшипник», где происходил теракт, неохотно соглашается, но не на «вечер памяти», ибо такой дефиниции нет в их номенклатуре мероприятий, а на «конференцию». На неё приходят далеко не все бывшие заложники, а из тех, кто пришёл, немногие готовы делиться воспоминаниями и переживать заново в душе тот ад. Но реконструкция всёже получается: героиня рассаживает в зале вместо погибших и не захотевших или не смогших прийти надувных чёрных и белых манекенов, а когда вечер памяти чересчур затягивается и охрана требует очистить зал, героиня блокирует двери и будто заново берёт всех в заложники, чтобы довести до конца то, что сможет освободить и её, и остальных от, как она говорит, «самого тяжёлого из грехов» — страха.

О том, что фильм именно о нём и о «людях, которые пытаются преодолеть своё чувство страха», говорит и режиссёр. А жюри Рижского, награждая его, дополняет: «Фильм очень чётко и выдержанно рассматривает сложные темы — память, страх, чувство вины. Автору работы  удалось  уравновесить  скрупулёзно  разработанное эстетическое  решение  и  героев,  человечность  которых проявляется сквозь призму моральной неполноценности».

Андреей Ченко

Так же на KharkovInform: