КОМЕДИЯ БЕЗ КЛОУНОВ И ТРАГЕДИЯ БЕЗ ЗЛОДЕЕВ


Дата публикации: 29 июня 2019

Канны. Кто пролетел вчистую в основном конкурсе? Тарантино(1) с «Однажды в Америке», Джармуш с «Мёртвые не умирают», Ксавье Долан с «Маттиас и Максим», Кен Лоуч с «Прости, мы скучали».

Хоть что-то у Терренса Малика с «Тайной жизнью» (приз экуменического жюри), Альмодовара с «Болью и славой» («лучшая мужская роль», конечно, раз Альмодовар, то у Бандераса — и напарница его по фильму, кто б мог подумать, Пенелопа Крус, — вот, а вы всё «Бандерас, Бандерас, Эрик Робертс»), у братьев Дарденн за «Молодой Ахмет» целый «лучший режиссёр». Ну а «Золотая пальмовая», как и в прошлом году, не у Европы, и не у Америки.

Помните, как лет десять-пятнадцать назад звучало везде южнокорейское кино? Так оно и до сих пор звучит, в других регистрах и у других представителей. А что касается героя дня Пон Джун-хо, то его победа с «Паразитами» не компенсация за позапрошлогоднюю «Окчу», при показе забуканную каннскими журналистами за то, что она «Netflix», и боже ж мой, лишает как стриминг французские кинотеатры дохода, ещё и киносапожники вывели на экран изображение чёрт-те как, специально, разумеется. «Ну я вам покажу», — решил Пон Джун-хо, и показал. После просмотра зал хлопал минут пятнадцать, и жюри (Иньярриту в этом году возглавлял) ничего не оставалось — фильм же действительно замечательный, судя по отзывам и трейлеру (да и Пон Джун-хо в этот раз был не в стримингах).

Хоть Пон Джун-хо и называют «одним из самых известных южнокорейских режиссёров», азиатских кинопризов у него уйма, а за пределами на кинофестивалях класса «А» наград пока было децл: за «Воспоминания об убийстве», второй фильм, в 2003-м «Серебряная раковина лучшему режиссёру», «лучший новый режиссёр» и приз ФИПРЕССИ на Сан-Себастьянском и небольшой приз за «Мать» в 2009-м в Мар-дель-Плата. Но теперь, после прорыва, попрёт.

Прорыв: «В бедняцком районе в подвальной квартире живёт бодрая семейка: муж Ки-тхэк (Сон Кан-хо) и жена Чхун-сук (Чан Хе-джин) с романтичным сыном Ки-у и циничной дочерью Ки-джон (Чхве У-щик и Пак Со-дам). Денег у них нет, из работы — сбор коробок для местной пиццерии. Они ловят чужой вай-фай, а потом благодарят за него Господа на семейном ужине — такие вот маленькие радости. Бедность для них не порок, а повод для изобретательности: у отца семейства всегда есть план по выживанию, и неважно, какого он масштаба — оставить окно открытым во время вивисекции и потравить тараканов даром или же захватить чужое пространство с помощью гугла и хитроумного плана» («КиноПоиск», Ольга Белик из Канн). Сначала на работу, репетитором, в богатую семейку устраивается сынок, затем подтягивается дочура, арт-терапевшей, ну а там и маму с папой пристраивают. А дальше — мягкий захват и жёсткий слэшер, как и надлежит южнокорейскому кино, за что мы его все так любим, красиво ж.

Пон Джун-хо проблематизирует в синопсисе: «Людям из разных слоёв общества нелегко даётся жизнь в одном пространстве. Всё больше случаев в этом грустном мире, когда человеческие отношения, построенные на сосуществовании и симбиозе, не клеятся, и одна группа людей переходит в паразитическую зависимость от другой. Живя в подобном мире, кто может показать пальцем на нуждающуюся семью, занятую борьбой за выживание, и назвать её паразитами? Нельзя сказать, что они были паразитами с самого начала. Они наши соседи, друзья и коллеги, которые оказались на краю пропасти. Как иллюстрация жизни обычных людей, которые неизбежно оказываются в такой ситуации, этот фильм — комедия без клоунов и трагедия без злодеев. Всё это приводит к жестокой путанице и стремительному падению. Вы все приглашены на эту неудержимо неистовую трагикомедию». Ага, уже тут, живём в ней.

1 А где Родригес? А вот он — с «Красный 11» в «Двухнедельнике режиссёров», вне конкурса.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: