Хрусталь


Дата публикации: 3 сентября 2018

Гран-призёр Одесского кинофестиваля — белорусский фильм.

Вернее, копродукция с Германией, США и Россией, участие «Беларусьфильма», говорит режиссёрка «Хрусталя» Дарья Жук, в том, что он предоставил съёмочную площадку и технику. Но сам фильм именно о Беларуси, белорусской глубинке, провинции, а время действия — девяностые. О Беларуси — но команда фильма в высшей степени интернациональная: сценаристка — русская поэтесса Хельга Ландауэр — живёт в Нью-Йорке; оператор — живущая в Мексике бразильянка Каролина Коста; монтажёр — живущий в Швеции поляк Михал Лещиловский; в главной роли — молодая российская актриса Алина Насибуллина, снимавшаяся пока в короткометражках и сыгравшая лишь в одном — зато каком! — полнометражном фильме: «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта, вы её помните там по роли Лариски. Но так в XXI веке и создаётся национальное искусство — стереоскопичным взглядом, ухватывающим суть, иначе это будет просто лубок, кафтано-лаптивая картинка. А о том, что «Хрусталь» — глубоко национальное кино, пишут все, особенно в Беларуси.

Да и сама режиссёрка «Хрусталя» интер-

национальна. Родилась в 1980-м и выросла в Минске, в шестнадцать лет уехала учиться в США, окончила Гарвард и Колумбийский университет, работала шесть лет на американском кабельном телеканале «НВО», сняла несколько короткометражек, «Хрусталь» её первый полнометражный фильм. О себе говорит, что не эмигрантка, а «Я считаю себя белоруской, которая просто не живёт на родине, но я чувствую очень сильную связь с Беларусью. И американцы же не считают меня американским режиссёром! Поэтому я попадаю в какое-то межвременье, межкультурье, и, наверное, можно здесь говорить о третьей культуре ‹…›. Хотя да, патриотизм, да, национальная идея, фильм и об этом тоже». Сразу вспоминается жившая на Западе и пишущая на русском белорусская Нобелевская лауреатка Светлана Алексиевич. Фильм «Хрусталь», кстати, тоже на русском.

Кроме того, что он национально-интернациональный, он ещё и в художественном отношении синкретичен: авторское кино, интересное всем, любому зрителю. Поэтому, наверное, и гран-при, «Золотой Дюк», Одесского, который позиционирует себя как фестиваль арт-мейнстрима — кино высокого художественного уровня, рассчитанное на широкую аудиторию; из всех фильмов международной конкурсной программы «Хрусталь», очевидно, больше других соответствовал этому принципу. Хотя гран-при Одесского — по результатам зрительского голосования, а не решением жюри.

Впрочем, и до Одесского, на других фестивалях, «Хрусталь» прозвучал и был очень хорошо принят и зрителем, и профессионалами кино. Впервые — на таллиннских «Тёмных ночах», где он победил в секции «Works in Progress» — для фильмов, работа над которыми ещё не завершена, а награду получает тот, что наиболее сочетает в себе творческий и коммерческий потенциал. Там, на Таллиннском фестивале, его наградили с формулировкой «“Хрусталь” — это ин тригующая история с лёгкой иронией, юмором и многочисленными культурными отсылками, представляющая собой яркий и свежий взгляд на старую добрую американскую мечту», а призом стала постпродукция на финской киностудии на сумму 10 тысяч евро. Второй раз о «Хрустале» заговорили на Карловарском, где он участвовал в секции «К востоку от Запада», не победил, но зрительскую аудиторию завоевал, сидели в проходах и живо, громким смехом реагировали на происходящее на экране. Теперь, после Одесского, впереди у «Хрусталя» ещё несколько международных фестивалей и — «Оскар», на который его выдвинула Беларусь, к слову, более двадцати лет, после фильма «Из ада в ад» Дмитрия Астрахана в 1996-м, не выдвигавшая своих фильмов на главную международную кинопремию. Итак, о чём. Частично мы уже сказали по ходу выше, сама режиссёрка формулирует так: «‹…› здесь и история эмиграции, и американская мечта, и город против деревни, и исследование отношений между полами», — а в анонсе говорится: «Ди-джей Веля из Минска мечтает уехать в Америку. В американское посольство необходимо предоставить документы об официальном месте работы и зарплате, чтобы доказать “крепкую связь с родиной”. В результате ошибки в поддельной справке с места работы Веле необходимо провести неделю в незнакомой семье из небольшого заводского городка. Именно к ним домой для проверки данных будут звонить из посольства». Вы уже поняли, что по жанру это трагикомедия, и самое смешное в ней — не бойтесь, это не спойлер — белорусская провинциальная свадьба (в семье, куда попадает Веля). Но и других весёлых (и невесёлых) моментов в фильме хватает: рейверка из большого города поставит жизнь посёлка Хрустальный с ног на голову.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: