Хью Лори от Вустера до Oranges


Дата публикации: 27 июня 2012

Хью Лори после «Дживса и Вустера», «Все возможно, детка» и «Доктора Хауса» попал, похоже, в «Любовный переплет» («The Oranges») и готов продемонстрировать это украинскому зрителю.

Хью Лори в детстве мечтал стать полисменом, но не в Лондоне, а в англо-китайском Гонконге, потому что гонконгцы страдали от коррупции и им нужен был «хороший и честный англичанин». Так думал юный шотландец Лори. Родившись в Оксфорде, окончив Кембридж и начав телевизионную карьеру в Лондоне, Лори успешно пребывал в роли английского аристократа Берти Вустера, смотревшего на мир удивленным взглядом, часто заимствованным у своего незаменимого слуги Дживса. Дживс в исполнении Стивена Фрая блистал интеллектом и невозмутимой сдержанностью, на фоне которых аристократ по рождению Вустер выглядел бледновато, но очень смешно. «Неудобные ситуации» притягивались к Вустеру в любое время дня и ночи, а также в любую погоду, впрочем, в Лондоне дождь, рвущий крыши, считается довольно милым капризом природы. Дживс, разумеется, обладал талантом не просто исправлять «ситуации» юного лоботряса, но, что важнее, — предотвращать их. Ведь всегда можно вовремя намекнуть, что опоздание на завтрак к тетушке равносильно не утрате доверия, а потере наследства…

Хью Лори и Стивен Фрай в «Дживсе и Вустере» (1990 – 1993) демонстрировали отменные манеры в обществе классовых условностей. Кодекс лоботряса сделал из Хью Лори звезду британского TV с изумленными глазами и огромным набором физиономий на все случаи жизни. Фрай, сыпавший цитатами и классическим английским, приобрел репутацию «олицетворения британского остроумия и знаний», которую не подмочил до сегодняшнего дня. Для выпускника Кембриджа, изучавшего английскую филологию, это, впрочем, нетрудно. Лори, в свою очередь, имеет степень бакалавра по антропологии и археологии все того же Кембриджа. Но объединила Лори и Фрая не просто дружба, и не гордость за британскую систему образования, а обнаруженный у обоих остро заточенный талант к социальной сатире, в чем можно убедиться, пересмотрев «Шоу Фрая и Лори» (1989 — 1995).

Больше всего на свете Хью Лори, кажется, шла роль «настоящего» англичанина, но восемь лет назад Лори притворился врачом, что, по собственным словам, принесло ему «гораздо больше денег за сезон, чем мой отец-врач получил за всю свою жизнь». История «Доктора Хауса», гениального врача с сомнительной наружностью, мизантропическими характеристиками и доминированием иронии над всеми прочими чувствами, сделала из Лори «актера, привлекающего к экранам телевизоров наибольшую аудиторию». Впрочем, как и в случае с Фраем, это было несложно. Пожалуй, точнейший «диагноз» поставила Хью Лори звезда британского кино Эмма Томпсон, с которой юные Лори и Фрай начинали карьеру в театре и на телевидении и в которую Лори был влюблен: «Лори родился преждевременно разочарованным». Сам Лори, звезда британской комедии, считает себя не остроумныи, а «скорее мрачным»: «Я очень подозрительно отношусь к веселью. Никогда не знаю точно — что это такое, как с этим жить или как его создавать». Блюзовая пластинка Хью Лори «Let Them Talk», вышедшая в 2011 году, в которой Лори выступает в роли певца и пианиста, способна что-то прояснить в данном вопросе. Пока же, выйдя из роли Грегори Хауса, Хью Лори демонстрирует зрителям комедийно-драматический «Любовный переплет»: вполне английский скандал, возникающий в двух семействах тогда, когда дочь влюбляется не в своего сверстника, а в лучшего друга своего отца…

Татьяна Донец

Так же на KharkovInform: