ФАУДА


Дата публикации: 3 сентября 2018

Этот израильский сериал сейчас самая большая сенсация в Америке, а значит, и в мире. «The New York Times» назвал его лучшим международным сериалом 2017 года. А выход второго сезона в мае этого года на «Netflix» только закрепил успех первого.

У себя на родине сериал лучший тем более: первый сезон в 2016-м взял шесть наград, включая, собственно, «лучший драматический сериал», Академии телевидения Израиля, второй — в этом году — получил уже одиннадцать: и как «лучший драматический сериал», и за лучший сценарий, лучшего актёра (Лайор Раз, играющий главного героя), кастинг, спецэффекты и т. д.

Мы не очень хорошо знаем израильские сериалы, спросить — вспомним только «Военнопленных», и то потому что на их основе в США сняли первый сезон «Родины». Но это проблема не израильского кинематографа, конечно, чьи полнометражки давно уже берут гран-при международных фестивалей класса «А», и сериалы вполне конкурентны европейским и американским. Ну, скажем, «Заложники» одного из сорежиссёров «Фауды» Ротема Шамира или «Metumtemet» (с иврита «metumtemet» — «отуплять»; английское название сериала — «Dumb»), где играет тоже Лайор Раз. Десятки сделанных на мировом уровне и с национальной спецификой сериалов разных жанров, не только военно-, как бы поточнее подобрать слово, приключенческого, что ли, — остросюжетного, как называли такое кино в советское время.

Жанр порождает тема, а главная тема Израиля как страны — это конфликт с арабским миром, и ýже — конкретно внутренний палестино-израильский конфликт. Так или иначе он содержится или покрывает любой жанр израильского кино: мелодраму, молодёжный, семейную драму и т. п. А как может быть подругому, если сам Израиль состоит из двух частей и вторая — палестинские Западный берег реки Иордан (Иудея и Самария — в еврейско-израильском понимании, один из семи административных округов страны) и Сектор Газа — борется за независимость от первой.

Палестино-израильский конфликт возник вместе с государством Израиль, т. е. семьдесят лет назад, а вообще-то уходит в би блейские времена (помните ж филистимлян из Ветхого Завета: филистимляне, Палестина), — и семьдесят лет противостояния, по сути — войны, это семьдесят лет осмысления евреями своих отношений с палестинцами: враг? чужой? другой? — кто?

Вот об этом-то и «Фауда», а на уровне фабулы — об антитеррористических операциях спецотряда Армии обороны Израиля («мистаравим» — «мнимые арабы»: переодетые арабами, говорящие по-арабски, знающие их культуру и образ жизни, в общем, умеющие раствориться среди палестинцев) на палестинской территории. «Фауда» в переводе с арабского — это «хаос», а на языке израильских спецслужб — когда что-то идёт не по плану, ситуация выходит из-под контроля и грозит провалом, смертью; технически это происходит, когда в мистаравим палестинцы узнают евреев, разоблачают их.

Но как я уже сказал, дело в сериале не в одном лишь экшене, погонях и перестрелках, а равно — шпионско-детективной линии сюжета (английская «Википедия», к слову, определяет «Фауду» как политический триллер), этот сериал ещё и психологическая драма (и она в душе каждого героя фильма, и каждый определяет для себя, как с ней жить), отвечающая на вот те самые вопросы двумя абзацами выше.

«Фауда» хорошо демонстрирует — и на очень хорошем художественном уровне — современный уровень осмысления палестино-еврейских отношений: это отношения между соседями — кто-то с кем-то дружит, кто-то с кем-то дерётся, кого-то в драке убивают, кто-то кому-то мстит, наказывает и получает в ответ, кто-то влюбляется. Нет «хороших евреев» и «плохих арабов», есть понятие вековой вражды, разделяющей народы одной страны. Но есть — и в «Фауде» это звучит не парадоксально и не слащаво, а естественно, так, что веришь — и понятия дружбы, любви.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: