Дон Сезар де Базан


Дата публикации: 2 марта 2017

«Французский “Оскар”» в этом году вышел и предсказуемым, и непредсказуемым одновременно — прям как герой позднесоветского мюзикла, вынесенного в заглавие этой статьи.

 

Так один из двух основных лидеров гонки — «Она» Пола Верховена, одиннадцать номинаций — получил главного «сезара» «за лучший фильм» (плюс сыгравшая в нём Изабель Юппер стала «лучшей актрисой»). А другого лидера, тоже с одиннадцатью номинациями, «Франца» Франсуа Озона, почему-то прокатили по полной, дав в утешенье лишь одного второстепенного «сезара» — «за лучшую операторскую работу». При этом не сказать, что фильм Верховена (о нём, кстати, мы писали в сентябрьском номере «ХЧГК» за прошлый год) изящнее, или наоборот, монументальнее, или драматичнее, или глубже, чем «Франц». Ей-бо. Не то чтобы «Она» совсем уж ничего не заслуживает, ну неплохой садо-мазо-триллер — но что, мы не видели до этого садо-мазо-триллеров Верховена, «Основной инстинкт» (1992) и «Чёрную книгу» (2006), — и почему все носятся с «Она», за что столько наград, и «лучший фильм на иностранном языке» «Золотого глобуса» (плюс, опять же, «лучшая актриса» Юппер), и три премии «Люмьер» — французского аналога «Золотого глобуса» — «лучший режиссёр», «лучший фильм» и Юппер, — и ещё там отовсюду по мелочам, — непонятно. Вернее, понятно: носятся не с «Она», а с Верховеном, он, ренегат, вернулся — ренегат дважды — из Голливуда в Европу, и теперь, после второго его снова европейского фильма, надеются, что навсегда — во всяком случае обласкивают так, чтоб и мысли не было предать второй раз Европу, соблазниться заново Голливудом. И то, что его сделали председателем жюри на последнем Берлинале, тоже, думается, поэтому. Ну, или в том числе.

 

Что же касается «Сезара», то, наверное, в решение французских киноакадемиков подмешалось вот ещё что: когда ещё будет такая нагода — наградить Верховена, — когда он ещё снимет французский фильм, или копродукцию («Она» производства Франции, Германии и Бельгии), может, и никогда, воспользуемся же случаем.

 

А Озона реально жалко. Жалко «Франца» — по-настоящему глубокое, изящное, умное, драматичное кино, да ещё и то, что называется контекстовое, т. е. актуальное: фильм-то о послевоенной (после Первой мировой) ксенофобии немцев и французов, и преодолении её, что ли, в душе того, кто способен любить, или испытывать вину, или прощать — разные персонажи, разные характеры, проблема одна. И что-то, знаете, сдаётся мне, Озона на «Сезаре» совсем не жалуют — не чествуют, обходят наградами, в 1997-м прокатили с «Летним платьем», удостоенным в Локарно «Леопарда завтрашнего дня», в 2002-м — «Под песком», в 2003-м — взявших «Серебряного медведя» на Берлинале «8 женщин», в 2011-м — «Отчаянную домохозяйку», в 2013-м — получившего кучу других премий «В доме». Нету у Озона, нового классика, гордости и надежды французского кино, вообще ни одного «сезара» — каково?

 

И жалко ещё одного лидера гонки — девять номинаций и все вхолостую — «В тихом омуте» Брюно Дюмона, абсурдистскую комедию, изобретательную такую и прикольную (по-французски, конечно), о семейке каннибалов и враждебном им семействе не менее придурошных декадентов-буржуа. Тоже о любви и преодолении ксенофобии и тоже, к слову, ретро: 1910 год (а у Озона — 1919-й).

 

Зато зачем-то (ну, ладно, это я бурчу, фильм неплохой, мне просто других жалко) и «лучшую режиссуру», и «лучшего актёра» (плюс «лучший монтаж») отдали и так обласканному Каннами «Это всего лишь конец света» (о нём мы писали в октябрьском «ХЧГК») Ксавье Долана, числившегося со своими шестью номинациями где-то в середине списка. Может, не знаю, потому что сыгравшая в нём Марион Котийяр (у которой два «сезара», «золотой глобус», «BAFTA» и даже — несмотря на то, что она не американская актриса — «оскар») была на официальном постере этого «Сезара». Шучу. Хотя… Котийяр в этом году шла на «сезар» за другой фильм — «Иллюзию любви» Николь Гарсии (восемь номинаций и проигрыш всухую), но «лучшая актриса», как уже сказали, досталась Юппер.

 

Ну и «сезар» за лучший иностранный фильм дали тому, кого хорошо наградили и до этого, — «Я, Дэниэл Блэйк» Кена Лоуча (см. статью о Каннах в июньском номере «ХЧГК» и рецензию на «Дэниэла Блэйка» в декабрьском), кроме «Золотой пальмовой ветви» наполучавшего и в Локарно, и в Сан-Себастьяне, и в Стокгольме, и в Ванкувере, и массу всего у себя на родине, в Великобритании.

Такой вот в этом году «Сезар» де Базан.

 

Текст: Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: