Дмитрий Коновалов: Мне очень нравится, когда с моими героями происходят трансформации


Дата публикации: 5 января 2018

Дмитрий Коновалов — основатель студии «Док Кино ТРАНСФОРМАЦИЯ», режиссёр документальных фильмов «Харків» (спецприз жюри AT Film Festival, Варшава, 2010), «Переселенцы» (I место в конкурсе фильмов «Від серця до серця», 2014), «Война и город» (II место на фестивале «Кинодок», 2016), «Додому» (приз зрительских симпатий и II место на фестивале «Громадський проектор», 2017) и др.

Чем вызван такой интерес сейчас во всём мире к документальному кино?

Мы живём в интересное время, сам мир меняется. И по моему мнению, людям снова интересны истории из реальности. Тем более что граница между документальным и игровым кино становится всё более условной. При этом у документального кино есть свои преимущества: возможность экспериментов, оригинальных подходов, компиляция жанров, визуальных решений, и этот список можно продолжать. Не говоря уже о том, что зрителям не грозит «плохая игра актёров» или «недостоверные декорации». Всё вместе приводит к тому, что уже есть и продолжают появляться документальные фильмы, которые намного интереснее смотреть, чем игровые проекты.

А чем отличается сегодняшний документальный жанр от кино эпохи Дзиги Вертова?

Дзига Вертов — «папа» документального кино, и мы все его очень любим. «Человек с киноаппаратом» — абсолютный шедевр. Но сравнивать его с современным документальным кино трудно, так как в современном документальном кино реализованы практически все жанры кино: есть документальные драмы, комедии, триллеры, детективы и т. д. Технические возможности почти неограниченные. Можно снимать фильм самому на фотоаппарат, а можно — используя всю «тяжёлую артиллерию» игрового кино. Всё это, конечно, было невозможно во время Дзиги Вертова.

Есть ли у тебя главная, не отпускающая тебя тема и постоянные, переходящие из фильма в фильм приёмы?

Мне очень нравится, когда с моими героями происходят трансформации. Собственно, так и называется наша студия. Существует теория, что каждый человек в течение жизни старается на один какой-то главный вопрос. Для меня это понятие свободы. И во всех своих фильмах я стараюсь так или иначе на него ответить. Как люди приходят к свободе или, наоборот, бегут от неё. Что касается приёмов, то я пока не могу сказать, что у меня уже сложился определённый стиль, который я выдерживаю во всех фильмах. Если, конечно, не считать приверженности к крупным планам и длинным атмосферным кадрам. Но я надеюсь прийти к нему.

Место действия твоих фильмов — Харьков. Харьков — кинематографичен, или это потому что ты живёшь здесь?

Харьков, безусловно, очень кинематографичен, и его потенциал огромен. У нас постоянно снимают различные проекты, так как в Харькове можно найти сразу много городов и исторических эпох. Об этом ещё Бунин писал. Но меня очень привлекает и манит его настроение, уникальная атмосфера, запахи и звуки. Уже много лет я стараюсь снимать времена года в старом центре, и у меня нет одинаковых кадров. Харьков — удивительный город, и только сейчас он начал понемногу открываться.

А игровое кино когда-нибудь будешь снимать?

В наших последних двух фильмах «Додому» и «Ловец душ» есть постановочные сцены, и мне было очень интересно их снимать. Но для полноценного игрового дебюта я ещё не готов. У меня есть несколько документальных проектов, которые мне очень интересны, и я полностью живу ними.

Так же на KharkovInform: