Деточка, Вас что-то гнетет…


Дата публикации: 31 Август 2012
Прощай, моя королева

Прощай, моя королева
Режиссер: Бенуа Жако
В ролях: Диана Крюгер, Леа Сейду, Виржини Ледуайен, Ксавье Бовуа,
Мишель Робен, Владимир Консиньи

«Судьба ее будет либо блистательной, либо глубоко несчастной. Король, министры находятся в крайне трудном положении, дела государства запутанны и расстроенны, а она так молода! У нее никогда не было и, пожалуй, никогда не будет серьезных стремлений», — так писала австрийская императрица Мария-Терезия в письме послу в Париже о своей дочери Марии-Антуанетте, французской королеве, взошедшей на престол в девятнадцатилетнем возрасте и покинувшей его тридцатисемилетней, расставшись с титулом на гильотине.

Брак между Марией-Антуанеттой и Людовиком XVI — это брак между Австрией и Францией, осуществленный по принципу «Пусть воюют другие, ты же, счастливая Австрия, заключай браки». Современники Марии-Антуанетты, проявившей свое умение развлекаться довольно быстро, удивлялись тому, насколько ничтожных людей сумела приблизить к себе королева, не нашедшая удовлетворения в браке и в государственных делах, в которых, впрочем, Мария-Антуанетта принимала не только церемониальное участие.

Мемуары современников сообщают, что королева «не прочла до конца ни одной книги и всегда избегала серьезных разговоров». В королевский пул входили люди, обладавшие важнейшим качеством, — умением веселить. Королева была законодательницей мод, увеличение бюджета на содержание двора, оплату нарядов, украшений и азартных проигрышей постепенно приобрело черты государственного дефицита. «Мадам Дефицит» — под этим прозвищем королева войдет во французскую революционную историю, а также удостоится эпитетов «Австрийская волчица», «Мессалина» и станет объектом неконтролируемой ненависти своего народа, готового отождествить с «легкомысленной» королевой любой порок, неверный шаг и неудачу. Но чего действительно не позволяла себе королева — это презрения к собственному народу. «Мадам Дефицит» занималась благотворительностью и с сочувствием относилась к бедности, пусть это сочувствие редко простиралось дальше пределов Версаля или Трианона. Абстрактное единение с нуждами Франции закончилось шепотом свиты, в котором можно было разобрать лишь одно слово: «Бастилия».

Фильм Бенуа Жако начинается 14-м июля 1789 года и заканчивается 17-м июля, но этого достаточно, чтобы ощутить вкус конца эпохи. Конец начнется с доставленного в Версаль письма восставших, в котором перечислены 286 голов, которые следует срубить в первую очередь, и первая среди них — голова королевы.

«За четыре дня, показанные в фильме, вы увидите полный крах аристократии, жившей в Версале. Все протоколы и заведенные правила сходят на нет, все планируют бежать подальше», — говорит о своем фильме Бенуа Жако. На суде над королевой, который произойдет через четыре года, Марии-Антуанетте будет предъявлено обвинение в государственной измене, а также громко вынесено осуждение «многочисленных любовников и любовниц». Лучше всех эта публичная моральная казнь, потерявшая рациональность и дистанцию в высказываниях, охарактеризована Стефаном Цвейгом: «Чтобы поразить королевскую власть, Революция задела королеву, а в королеве — женщину».

Фильм Бенуа Жако, являющийся экранизацией эксцентричного романа Шанталь Тома, идет еще дальше, затрагивая тему лишь «любовниц». Этот шлейф эротических намеков трудно подтвердить или опровергнуть. «Светлой роща названа потому, что в ней темно»…

Текст: Татьяна Донец

Так же на KharkovInform: