«День Победы» и «Пленница»


Дата публикации: 29 декабря 2018

«День Победы» Сергея Лозницы на санкт-петербургском фестивале документальных, короткометражных игровых, анимационных и экспериментальных фильмов «Послание к человеку» ничего не взял.

Но само то, что фильм о праздновании местным «русским миром» 9 мая в берлинском Трептов-парке включили в основной, международный конкурс, было, так сказать, сильным поступком для российского кинофестиваля категории «А».

Документальный «День Победы» тематически составляет пару к тоже вышедшему в этом году игровому «Донбассу», получившему в Каннах приз за лучшую режиссуру в конкурсе «Особый взгляд». Лозница в интервью говорит: «І там були ті російські люди, які мали німецький паспорт, але були сповнені жахливої ностальгії з приводу радянського минулого та загубленої батьківщини. Відбувається шизофренія, роздвоєння: жити вони хочуть у Берліні, а сумувати та дивитися телевізор — російський. Їсти їм хочеться тут, дороги щоб були як тут, а мріяти їм хочеться — як там, це теж таке військо, сила, яку можна використати, вдало спрямувавши, у своїх політичних цілях. У Берліні триста тисяч росіян, майже кожен десятий. ‹…› в “Дні перемоги” проявляється той самий феномен, що й у фільмі “Донбас”. Адже те, що я там обрав та спостерігаю, з одного боку, абсурд та карнавал, а з іншого — там же є люди, які дійсно відчувають щирі почуття, біль від втрати близьких та дальніх родичів від усього цього кошмару, який відбувся під час Великої світової війни. І як це розділити, від’єднати одне від одного — незрозуміло, це такий кентавр. І цей біль експлуатується» (Лукʼян Галкін, «Moviegram»).

А гран-при «Послания к человеку» — у венгерского (в копродукции с Германией, фильм Лозницы, кстати, тоже немецкий) документального фильма «Пленница» Бернадетт Туза-Риттер, это её дебютная работа в полном метре, до этого она снимала короткометражки.

52-летняя венгерка Мариш — прислуга, вернее, рабыня: у неё отобрали паспорт, ей запрещено без разрешения выходить из дому, она отдаёт хозяйке деньги, что зарабатывает на заводе, и уже десять лет бесплатно готовит-стирает-убирает, её кормят объедками, обращаются, как с животным, кричат на неё, бьют, у неё нет своей кровати в доме, не хватает передних зубов, и лицо в глубоких морщинах. Её 16-летняя дочь, не выдержав, сбежала несколько лет — почему не сбегает сама Мариш?

Этот фильм Бернадетт Туза- Риттер снимала больше двух лет, за каждый съёмочный день платя хозяйке Мариш — Ете: познакомившись с Бернадетт, та похвасталась прислугой-рабыней, и режиссёрка, заинтересовавшись, договорилась о съёмках. Лиц Еты и её таких же сыновей в кадре нет, только их приказывающие Мариш голоса. И точно так же остаётся за кадром вопрос, как Мариш попала в рабство, фильм рассказывает не это — он о страхе и смирении, в котором живёт Мариш.

Впрочем, не только. Нарушая главное правило кинодокументалистики — не влиять на ход событий, не влезать, а лишь наблюдать и документировать, — Бернадетт, теперь тоже герой фильма, изо дня в день, шаг за шагом внушает Мариш мысль о побеге, перешёптываясь с ней заговорщицки, пока не видят хозяева. Спустя два года съёмок Бернадетт наконец слышит «Я убегу». «Пленница» заканчивается титрами, что в Европе сегодня содержится в рабстве 1,2 миллиона человек, а в мире жертв современного рабства — 45 миллионов.

Так же на KharkovInform: