ДАУ. Наташа


Дата публикации: 2 марта 2020

Из фильмов, снимавшихся в Харькове, а их под сто или за сто, наиболее известные: «Адъютант его превосходительства», «Старая крепость», «Одинокая женщина желает познакомиться», «Русское» по Лимонову, «Прощальное дело» Кустурицы, — «ДАУ» Хржановского, пожалуй, самый крупный, мощный, скандальный и родной. Такое ощущение, что каждый харьковчанин, так или иначе, к нему причастен: снимался в массовках, приносил капусту домой после перевернувшегося по сценарию грузовика, водил друзей смотреть оставшиеся декорации на Воробьёва, слышал, рассказывал, видел.

Съёмки закончились в 2011-м, а начались в 2008-м, когда и в каком виде «Дау» выйдет, Хржановский не говорил, интервью не давал, держал интригу, монтировал. Из семисот часов отснятого материала в итоге он (и другие режиссёры под его руководством, «Наташу», например, делала Екатерина Эртель, а ещё один берлиналевский фильм «ДАУ. Дегенерация», что в спецпоказе, Хржановский вместе с Ильёй Пермяковым) нарезал, хотя будет правильнее сказать, вытянул из общей массы, — тринадцать фильмов, три сериала, видеоперформансы, научные фильмы. И это далеко не всё, из чего состоит «ДАУ-проект», «вселенная», как называет его Хржановский, продолжает разрастаться. Всё это показали в Париже в прошлом году на премьере, которая длилась безостановочно, нон-стопом, двадцать четыре часа в день. И зрители покупали «ДАУ-визу» на шесть часов, сутки или безлимит и жили там, участвовали — включались в обсуждение, что тоже записывалось в расширение «вселенной». Всё было как на съёмках на стадионе «Динамо» в Харькове, где непрофессиональные актёры, погружённые в декорации советского быта, и не играли, а жили, как при СССР, изображая, если хотите, самих себя.

«ДАУ» называют постдоком и сравнивают с книгами нобелиатки Светланы Алексиевич, в том числе и по советской теме, советской травме, советском синдроме.

Вообще-то «ДАУ» — германо-украино-британо-российский фильм, так и участвует на Берлинале, но в России в кинотеатрах запрещён: ему не выдали прокатного удостоверения из-за «пропаганды порнографии», которой, конечно же, там нет, но есть откровенные сцены, потому что при СССР секс был, но это был советский секс. Посмотревшие «ДАУ. Наташа» так и пишут: «Испугавший год назад парижских журналистов сюжет про допрос буфетчицы ‹…› оказался строгим, почти академическим постдоком о главных составляющих советской жизни — алкоголе, свободном сексе и государственном насилии.

‹…› Но в чём же шок-контент “ДАУ”, о котором так часто говорят? Для кого-то — в насилии, для кого-то — в натуралистическом сексе, для кого-то — в отказе от принятых в изображении того и другого штампов» (Анна Меликова, «КиноПоиск»).

Что такое «ДАУ» — реконструкция, восстановленный документ эпохи (изначально фильм о Ландау 1930–60-х), аттракцион парка советского периода, куда заглядывают ужаснуться, пощекотать нервы, или действительно научное антропологическое исследование языком кинематографа — продолжают спорить, и Хржановский, разумеется, оригинален, что сделал такое.

Андрей Ченко

Так же на KharkovInform: